Read

Лед

Я помню все: лица сестер и братьев, их голоса, их глаза, их сердца, учащие мое сердце сокровенным словам. Помню…
Появлялись новые голубоглазые и русоволосые, чьи сердца разбудил ледяной молот, они вливались в наше братство, узнавали радость пробуждения, плакали слезами сердечного раскаянья, открывали божественный язык сердец, заменяя опытных и зрелых, тех, кто до конца познал все 23 слова.
more
Impression
Add to shelf
Already read
240 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

Трудно подобрать слова. Очень странная книга. Осталось много непонятного, но трилогию дочитывать не буду
Автор не для всех.

QuotesAll

Твой цинизм – это броня. Единственная защита от искренности. Которая тебя всегда пугала
Но больше всего нам везло почему-то в библиотеках. Там всегда сидели тысячи мясных машин и занимались молчаливым безумием: внимательно перелистывали бумажные листы, покрытые буквами. Они получали от этого особое, ни с чем не сравнимое удовольствие. Толстые потертые книги были написаны давно умершими мясными машинами, портреты которых торжественно висели на стенах библиотек. Книг были миллионы. Их непрерывно размножали, поддерживая коллективное безумие, чтобы миллионы мертвецов благоговейно склонились над листами мертвой бумаги. После чтения они становились еще мертвее.
Рядом с нами сидела пьяноватая пара. Они непрерывно целовались. Я стала смотреть на них. Похоть мертвецов мне казалась такой дикой. Я смотрела на целующихся как на двух механических кукол. Женщина заметила мой взгляд.
– Чего пялишься? Гляди туда! – показала она на экран, и мужчина, тискающий ее пухлое тело, засмеялся.
– Тетя, я не буду с вами трахаться.
Вы все слабохуйные пиздососы!
нормальный компетентный подход… и тогда все будет пиздец, человек станет властелином мира.
отличие от нас с тобой Толя правильный человек! – засмеялся Виноградов. – Утром плавает, днем работает, вечером нюхает и трахается, ночью спит. А у меня все наоборот! Поезжай.
Сыновья меня стали уговаривать. Я отказываюсь. Тогда пришел сосед наш, Умар и сказал: Казбек, ты всю жизнь крутил нам кино, давай смотри теперь сам. Ну и я согласился.
Дедуля покойный рассказывал: однажды свадьба была, сели, выпили, все спокойно, едят, молодые целуются. И как-то всем скучно. И один сидел-сидел, потом вздохнул и говорит:
– Ну, кому-то надо начинать!
Размахнулся и соседа напротив – по роже.

On the bookshelvesAll

Рома Виноград

Быстроновский посоветовал (Дизайн дизайнера)

Maxim Bindus

Владимир Сорокин

Alena Burney

Русский Букер

lincoln

Совр. Лит.

Related booksAll

Владимир Сорокин

Путь Бро

Владимир Сорокин

23000

Владимир Сорокин

Сердца четырех

Владимир Сорокин

Роман

Владимир Сорокин

Пир (сборник)

Владимир Сорокин

Голубое Сало

Владимир Сорокин

Тридцатая любовь Марины

On the bookshelvesAll

Быстроновский посоветовал (Дизайн дизайнера)

Владимир Сорокин

Русский Букер

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)