Read

Сердцедер

Исчезнувший в 39 лет Борис Виан успел побывать инженером, изобретателем, музыкантом, критиком, поэтом, романистом, драматургом, сценаристом, переводчиком, журналистом, чтецом и исполнителем собственных песен… Время отводило на все считанные секунды. Роман «Сердцедер» (1953) был задуман Вианом еще в 1947 году, он относится к основной части творческого наследия писателя. Сегодня его творчество органично входит в общий контекст XX века. Влияние оспаривается, наследие изучается, книги переиздаются и переводятся. Пустое место между Жаком Превером и Аленой Роб-Грийе заполняется. Виан признан классиком интеллектуального китча, ярким представителем послевоенного французского авангарда.
more
Impression
Add to shelf
Already read
178 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

🙈Lost On Me

QuotesAll

У меня нет никакого основания делать что-то одно вместо чего-то другого, — сказал Жакмор. — Я хочу взять у других то, что ими движет.
Знать, что страсти существуют, и не чувствовать их — это ужасно.
Денег вам не вернут. Садитесь где хотите, Богу на это начхать. На ваши стулья мы поставили другие стулья, чтобы вы поняли, что за такую цену на этих местах только стульям и сидеть, да и то вверх ножками. Кричите, возмущайтесь, Бог — это роскошь и красота; могли бы купить билеты и подороже. Желающие могут доплатить, но они все равно останутся на своих местах. Раскаяние не гарантирует прощение.
иметь желания — уже само по себе достаточно сильная страсть
— Мне понадобится много случаев, — сказал он. — Я — ненасытный потребитель рассудков.
Знать, что страсти существуют, и не чувствовать
— Ну ладно, — сказал Жакмор, — я, пожалуй, пойду.
— Ну ладно, — сказал кюре, — вы, пожалуй, пойдете.
— Ну, так я пошел, — сказал Жакмор.
Он попрощался и, пожалуй, пошел.
я — пуст. Во мне ничего нет, кроме жестов, рефлексов, привычек. Я хочу себя наполнить. Вот почему я занимаюсь психоанализом
Вот как выйдут они со своими лопатками в сад, и начнут копать, и докопаются до нефтяной скважины, и нефть как брызнет и затопит их всех, а служанка и сделать ничего не сможет. Меня просто трясет от ужаса! Ах! Как я их люблю!
— Да, действительно, вы в своих предвидениях учитываете все, — отметил Жакмор.
Знать, что страсти существуют, и не чувствовать их — это ужасно.
— Интересно, — вздохнул Жакмор, — и что же мы будем делать дальше? По-моему, психиатр здесь совсем некстати...
Свобода — это полное отсутствие каких бы то ни было желаний, и абсолютно свободным может считаться только тот, кто не имеет никаких желаний.
Свобода — это полное отсутствие каких бы то ни было желаний, и абсолютно свободным может считаться только тот, кто не имеет никаких желаний.
Ну? Какие мы пугливые! — приступил он.
Психиатр сразу же обвинил себя в пошлости, но, поразмыслив и решив, что пошлое не опошляется, сам себя же и оправдал.
Не может такое бесполезное чувство, как страдание, дать кому бы то ни было на что бы то ни было какие бы то ни было права.
Клементина была одна. В комнате — ни звука. Разве что разыгравшиеся солнечные зайчики иногда поднимали возню с оконными шторами.
почки! Согните тела ваши, склоните головы ваши, ущемите души ваши — и я окроплю вас словом Божьим. А на дождь не рассчитывайте! Вы не получите ни капли! Здесь храм, а не дождевальня!
— И много вам за это платят? — спросил Жакмор.
— Мне дают лодку, — ответил мужчина, — а платят стыдом и золотом.
При слове «стыд» Жакмор отпрянул и рассердился на себя за это невольное движение. Мужчина заметил это и улыбнулся.
— У меня есть дом. Мне дают еду. Мне дают золото. Много золота. Но я не имею права его тратить. Никто мне ничего не продает. У меня есть дом и много золота, а я должен переваривать стыд всей деревни. Они мне платят за то, чтобы я мучился угрызениями совести вместо них. За все то зло и бесчинство, которое они творят. За все их пороки. За преступления. За ярмарку стариков. За пытки животных. За подмастерьев. И за помои
Нельзя говорить, что глаза закрыты, — заковалил коваль. — Глаза не могут быть закрыты только потому, что опущены веки. Они открыты вовнутрь. Если вы открытые двери завалите огромным валуном, то двери от этого не закроются. И окна тоже. Чтобы видеть на расстоянии, не глаза нужны, нет, а вы вообще в этом ничего не смыслите.
— Белянкой меня кличут, — произнесла она с сильным деревенским акцентом. — В таком случае я предпочитаю вас никак не называть, — пробурчал Жакмор.

On the bookshelvesAll

Карусель

Прочитать в первую очередь!

Маргарита Сикора

Прочитанное

Елена

Классика

Алексей

Борис Виан

Related booksAll

Related booksAll

Борис Виан

У всех мертвых одинаковая кожа

Борис Виан

Осень в Пекине

Борис Виан

Я приду плюнуть на ваши могилы

Борис Виан

Красная трава

Борис Виан
Ма­те­рин­ство

Борис Виан

Материнство

Борис Виан

Блюз для черного кота

Борис Виан

Пена дней

On the bookshelvesAll

Прочитать в первую очередь!

Прочитанное

Классика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)