Read

Мы - живые

Это первый роман известной американской писательницы русского происхождения. Главная его тема — человек против государства, личное счастье против общественного блага — мастерски проведена через фон драматических событий в жизни Петрограда-Ленинграда начала 1920-х годов.
more
Impression
Add to shelf
Already read
586 printed pages

ImpressionsAll

👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
💧Soppy

У меня нет слов. Я никогда не любила историю революции в школе, тему Гражданской войны, фильмы и книги, им посвящённые.. и вот после Атланта я решила прочитать первый её роман..
Слабонервным не читать. Съела книгу за три дня, оторваться просто невозможно, а когда делаешь перерыв на работу, все равно живешь там.. стоишь в очереди за паёк, ищешь работу, боишься говорить, боишься думать... и любишь.. любишь не нормальной любовью, любишь безумием, не замечая мира, отдавая свою душу и готовясь в любой момент расстаться с жизнью ради него... не замечаешь, что ради тебя уже отдали жизнь, чтобы ты была счастлива с другим.. не замечаешь, когда твоё божество оказывается таким чужим..
книга - уныние, погружает в абсолютную депрессию и безысходность.
Это надо прочитать и, как я пишу во всех отзывах о книгах, которые меня сильно впечатлили... пережить.

Simon Telezhkin
Simon Telezhkinshared an impressionlast year
👍

Покрывался холодным потом от ужаса. Впал в депрессию. Определенно стоит внимания книга.

Совершенно потрясающая книга, Айн Рэнд, как всегда, безбожно прямолинейна и ужасно прагматична, но невероятно права.

"Люди создают себе вопросы, потому что боятся смотреть прямо. А нужно только смотреть прямо и видеть путь, а когда ты его видишь, то не надо сидеть и смотреть на него — надо идти."

👍
🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Я никогда не любила романов, явно затрагивающих политику, но эта книга стала огромным исключением. Очень ярко прорисована тема города тех времён, очень о многом заставляют задуматься поведения героев и их судеб. Кира Аргунова очень неоднозначный, безусловно, сильный герой! После книги мир останавливается и ты начинаешь смотреть на все по-другому , ещё долго переваривая прочитанное .. однозначно, читать!

lilizm
lilizmshared an impression3 months ago
👍
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

После этой книги мой мир перевернулся. Нет, сначала так - была депрессия, потом встала и пошла дальше. Не слетели розовые очки, не появилось больше злобы или враждебности. Просто в очередной раз задумалась о том, как все зыбко, как люди несовершенны и одновременно все хотят быть счастливыми. Образ Киры настолько мощный и настолько трагичный, что уже невыносимо дочитывать последние строки. Но она настоящая. "Источник" А. Рэнд - для меня книга настольная. "Мы - живые" - лежит очень глубоко в душе, на нужной полочке. Покалывать и ныть будет, это нормально, простительно.

Anar Anar
Anar Anarshared an impression2 months ago
👍
💞Loved Up
🚀Unputdownable
💧Soppy

Книга показывает что нет белого и чёрного. Учит смотреть вглубь и принимать полутона. Каждый человек изменяет своим идеалам и общественным в этой книге и у каждого это практически объяснимо. Помимо открытой неприязни к коллективизму как к политическому явлению в рамках общей политики станы, писатель кричит нам о том, что коллективизм неуместен и в нашей личной жизни и ложить себя на алтарь чего либо (политической идеи, общества и даже любви) неверно впервую очередь по отношению к себе и своей жизни.

Одна из лучших и самый глубоких книг которую я прочитал.

👍

Такая Айн Рэнд мне нравится больше. Сильный роман. И родной, понятный, в отличии от Источника.

Anna
Annashared an impression9 days ago
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Восторг и ужас. Взахлёб

🎯Worthwhile

Хорошая книга!

Elena Edeleva
Elena Edelevashared an impressionlast month
👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

Marinka Kubareva
Marinka Kubarevashared an impressionlast month
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Невозможно оторваться! Книга захватает с первой и до последней строки.

Tatiana Afanasyeva
Tatiana Afanasyevashared an impression2 months ago
💧Soppy

Потрясающе... Айн Рэнд, наверное, моя любимая писательница. При том, что это произведение является ранним, и написано местами топорным языком, феномен ее книг для меня заключается в том, что они читаются на одном дыхании. Идеи, которые передаёт автор, сформировались в результате ее личного жизненного опыта, являются настоящими, верными и важными. Думаю, поэтому они находят такой отклик у читателей (конечно, не всех, а единомышленников).

Супер! Не оторваться!

🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Irina Kovalenko
Irina Kovalenkoshared an impression3 months ago
🚀Unputdownable

Екатерина
Екатеринаshared an impression4 months ago
👍

👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
💧Soppy

Книга великолепна. Живая и настоящая, о живых и настоящих людях.

Римма
Риммаshared an impression5 months ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
💧Soppy

b3224266484
b3224266484shared an impression5 months ago
🚀Unputdownable

b3050622516
b3050622516shared an impression5 months ago
🚀Unputdownable

Восторг

QuotesAll

— Ты веришь в Бога, Андрей?
— Нет.
— Я тоже. Но это — мой любимый вопрос. Из тех, что вывернуты наизнанку.
— Как это?
— Ну, если бы я спросила людей, верят ли они в жизнь, они бы не поняли меня. Неудачный вопрос. Он может значить многое, и не значить ничего. Поэтому я спрашиваю, верят ли они в Бога. И если они говорят «да», значит, они не верят в жизнь.
— Почему?
— Любой бог — какой бы смысл ни вкладывали в это слово — это воплощение того, что человек считает выше себя. А если человек ставит выдумку выше самого себя, значит, он очень низкого мнения о себе и своей жизни. Знаешь, это редкий дар — уважать себя и свою жизнь, желать самого лучшего, самого высокого в этой жизни только для себя! Представлять себе рай небесный, но не мечтать о нем, а стремиться к нему, требовать!
— А жертвовать несколькими, когда эти несколько — лучшие из лучших? Отберите у лучшего его право на вершину, и у вас не останется лучшего. Что есть ваши массы, как не миллионы глупых, съежившихся, безразличных душ, у которых нет собственных мыслей, собственных мечтаний, собственных желаний, которые едят, спят и беспомощно твердят слова, вбитые в их мозг другими? И для этих вы пожертвовали бы несколькими, кто знает жизнь, кто есть сама жизнь? Меня тошнит от ваших идеалов, потому что я не знаю худшей справедливости, чем раздавать не по заслугам. Потому что люди не равны в способностях и нельзя обращаться с ними так, будто они равны. И потому, что мне отвратительно большинство из них
Петроград не был рожден, он был создан. Человеческие руки и воля воздвигли его там, где люди не селились испокон веков. Честолюбивый царь указал, что здесь, на этом месте быть городу. Люди принесли землю, чтобы засыпать болота, в которых ни одной живой твари, кроме комаров, не водилось. И, словно комары, умирали люди и валились в хлюпающее бездонное чрево болота. Никто по своей воле не шел строить новую столицу. Город поднимался трудом крепостных, тысяч солдат, целых полков, которые, беспрекословно подчиняясь приказу, не могли отказаться иступить в смертный бой — с болотом ли, с вражеской ли ратью. Они гибли без числа, и на их костях вырос город. Коренные его горожане так и говорят: «Петроград стоит на скелетах».
Люди создают себе вопросы, потому что боятся смотреть прямо. А нужно только смотреть прямо и видеть путь, а когда ты его видишь, то не надо сидеть и смотреть на него — надо идти
Когда-то людьми руководило благоговение. Затем страх. Сегодня людьми руководит их желудок. Раньше люди были скованы по рукам и ногам цепями. Сегодня они опутаны прямой кишкой. Только героев за прямую кишку не удержать.
А жертвовать несколькими, когда эти несколько — лучшие из лучших? Отберите у лучшего его право на вершину
Мне отвратительны ваши идеалы.
— Почему?
— В основном по одной причине — главной и вечной, независимо от того, сколько ваша партия обещает совершить, независимо от того, какой рай она планирует подарить человечеству. Какими бы ни были ваши остальные утверждения, есть одно, которого вы не можете избежать, одно, которое превращает ваш рай в самый неописуемый ад: ваше утверждение о том, что человек должен жить для государства.
— Ради чего же еще он должен жить?
— Вы не знаете? — ее голос неожиданно задрожал в страстной мольбе, которую она была не в силах скрыть. — Вы не знаете, что в лучших из нас есть нечто такое, до чего ни одна рука извне не должна посметь дотронуться? Нечто священное, потому и только потому, что можно сказать: «Это мое». Вы не знаете, что люди живут только для самих себя, по крайней мере лучшие из них, те, кто этого достоин? Вы не знаете, что в нас есть нечто, к чему не должны прикасаться никакое государство, никакой коллектив, никакие миллионы?
Отберите у лучшего его право на вершину, и у вас не останется лучшего. Что есть ваши массы, как не миллионы глупых, съежившихся, безразличных душ, у которых нет собственных мыслей, собственных мечтаний, собственных желаний, которые едят, спят и беспомощно твердят слова, вбитые в их мозг другими? И для этих вы пожертвовали бы несколькими, кто знает жизнь, кто есть сама жизнь? Меня тошнит от ваших идеалов, потому что я не знаю худшей справедливости, чем раздавать не по заслугам. Потому что люди не равны в способностях и нельзя обращаться с ними так, будто они равны.
Мы построили затхлую кухню с одной старой печкой! Мы поставили на огонь чайник и стали готовить варево из крови, пепла и стали. Что же у нас получилось? Новое человечество? Люди из гранита? Или по меньшей мере ужасное чудовище? Нет. Мы народили извивающихся ничтожеств. Гуттаперчевых, двуличных созданий. Этих тщедушных людишек даже не нужно наказывать.
Сталь — это сталь. Бо́льшая же часть наук — это чьи-либо размышления, чьи-то желания и ложь многих людей.
Петроград не поднимался. Он явился, чтобы стоять на высоте, чтобы повелевать. Еще не был заложен первый камень, а город уже стал столицей. Это монумент силе человеческого духа.
Из всех камней вы признаете только булыжники. Алмазы — бесполезны, поскольку на солнце они сияют слишком ярко для глаз и слишком тверды для сапог, шагающих к пролетарскому будущему. И улицу алмазами не мостят. Во всем мире им находят достойное применение, однако вы не постигли это своим умом.
онять каждому пассажиру в вагоне, что она не привыкла к такому виду передвижения. Л
Медленно, устало поезд приблизился к остановке, последней за долгий путь через разоренные просторы России. На трехдневный переезд из Крыма в Петроград ушло три недели.
С первого дня совместной жизни она поставила условие: «Когда я готовлю, ты не должен меня видеть. А когда видишь — не должен знать, что я готовила».
… Что заставило тебя впутаться в это?
— Мужчина.
— Он стоил того?
— Да.
— Какой аппетит!
— К чему?
— К жизни.
— Если нет аппетита, зачем садиться за стол?
Люди создают себе вопросы, потому что боятся смотреть прямо. А нужно только смотреть прямо и видеть путь, а когда ты его видишь, то не надо сидеть и смотреть на него — надо идти
Но что есть государство, как не слуга и не одно из полезных приспособлений для огромного числа людей, вроде электрического света или водопровода? И разве не нелепо заявление, что люди существуют для водопровода, а не водопровод для людей?
— Вы идете домой, товарищ Аргунова? — спросил он.
— Да, товарищ Таганов.
— И вам безразлично, что вы будете скомпрометированы, если вас увидят в обществе очень красного коммуниста?
— Совсем нет — если ваша репутация не будет запятнана тем, что вас увидят с очень белой дамой.
Разве только то, что я противопоставила себя ста пятидесяти миллионам людей и потерпела поражение

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Марина Богданова

Современная зарубежная проза - самое интересное

Даша Доброта

Бизнес-литература и саморазвитие

Mariana Ko

Класика

Related booksAll

Related booksAll

Айн Рэнд

Гимн

Айн Рэнд, Натаниэль Бранден

Добродетель эгоизма

Айн Рэнд

Источник

Айн Рэнд

Апология капитализма

Айн Рэнд

Романтический манифест. Философия литературы

Айн Рэнд

Возвращение примитива. Антииндустриальная революция

Айн Рэнд

Показания перед комиссией по расследованию антиамериканской деятельности

On the bookshelvesAll

Классика

Современная зарубежная проза - самое интересное

Бизнес-литература и саморазвитие

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)