Read

Тишина

Действие нового романа Питера Хёга — автора хорошо знакомой русскому читателю «Смиллы и ее чувства снега» — происходит в сегодняшнем Копенгагене, вскоре после землетрясения. Знаменитый клоун и музыкант, почитатель Баха и игрок в покер, лишенный гражданства в родной стране, 42-летний Каспер Кроне наделен необыкновенным слухом: каждый человек звучит для него в определённой тональности. Звуковая перегруженность современного города и неустроенность собственной жизни заставляют Каспера постоянно стремиться к тишине — высокой, божественной тишине, практически исчезнувшей из окружающего мира.

Однажды он застает у себя дома незваного гостя — девятилетнюю девочку, излучающую вокруг себя тишину, — дар, сродни его собственному…
more
Impression
Add to shelf
Already read
407 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll


i.am.online
i.am.onlineshared an impressionlast month
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Даже так сразу и не знаешь что сказать об этой книге.После прочтения так и хочется сказать :"хм".
Добрую половину книги совершенно не понимаешь ,что же Хег такое придумал,всё так необычно и хитросплетено,что хочется всё же узнать,что же будет?
Все это непонятное повествование перемежается к месту вставленными фразами героев,не лишенными мудрости.Фигура Хега,мудрые фразы и отсутствие понимания-то что заставило прочесть книгу.В целом я не раздосадованна.Рекомендую ли?Думаю да,но сильно не настаиваю)

👎
💤Borrrriiinnng!

Выспренно, наружно, утомительно. Ради парочки хороших идей и пятерки хороших мыслей не стоило разводить эту лабуду

👍

Regina Mokeeva
Regina Mokeevashared an impressionlast month
👍

👍
🔮Hidden Depths

Эта книга либо убьет вас совсем, либо возвысит. Очень сложная и простая одновременно.

🚀Unputdownable

Zoe Timofeeva
Zoe Timofeevashared an impression5 months ago
💡Learnt A Lot
🌴Beach Bag Book

Я, может, чего-то не поняла, или в книге не хватает части VIII? В бумажной она присутствует

💡Learnt A Lot

👍

Отличная книга. Вкусное чтение!

👍
🙈Lost On Me
🚀Unputdownable

Непонятно. Интересно, но абсолютно непонятно.

👍
🚀Unputdownable

Карусель
Карусельshared an impression2 years ago

Читать этот роман сперва было волнительно: вкусный атмосферно насыщенный текст, очень красивый и необычный. С налётом иллюзорности всей живописуемой действительности. Тончайший слух главгероя впечатляет. Исчерпывающая полнота представлений о том, что такое обладание подобным слухом, обеспечена читателю даже в отсутствие минимальной музыкальной грамотности. И это круто. Но. Где-то в середине пути создалось впечатление, что книга вот-вот должна закончиться, я очень этого ждала логически. И приняла бы это лучше, чем дальнейшее повествование ещё на 50% "эфирного времени". Эти вторые 50% в голове постоянно крутилась фоновая мысль: куда-то не туда Хёга понесло, причём понесло сильно. То есть если до половины книги всё воспринималось более менее гармонично, хотя и подавалось раздроблено и вне всякой хронологической концепции, то с середины истории пошло сплошное непотребство, доводящее до абсурда всё, что читателю (и главгерою) было представлено ранее.

Кто все эти люди друг другу, что за бред они делают и что это за такой вселенский заговор, с досадой думала я. И уставала всё больше и больше от всё возрастающей концентрации чепухи. Какой воспалённый мозг так несуразно повернул столь многообещающую и захватывающую историю. И главный вопрос - с какой целью, в чём замысел автора.

Вторая половина книги уничтожила всё удовольствие от первой, пророчившей крутую кульминацию и взрыв мозга в хорошем смысле этого слова. После книги осталось неприятное чувство пустоты. Словно вовсе не было смысла её читать. Да, задумка феерична. Да, начало впечатляет и поражает воображение. Но как целостное произведение "Тишина" больше похожа на какой-то совершенно бессмысленный и безвкусный фокус, после которого осталось лишь разочарование. Как нарочно наш главгерой как раз клоун-виртуоз. Но от клоуна я бы скорее ожидала великой трагедии или великого откровения, чем пустышки на выходе. Это, конечно же, только моё личное мнение. Субъективное восприятие может быть в корне отличным от авторского видения произведения, я это прекрасно понимаю.

Книга изобилует красивыми философскими умозаключениями. Это, конечно, слабая компенсация за потраченное на чтение время, но всё же лучше чем ничего. Желания ознакомиться с другими произведениями Хёга по прочтении не возникло.

QuotesAll

В тишине он услышал, как на скрипке играет Исаак Штерн. Нежное — очень нежно. Жесткое — очень жестко. Техника без всякого напряжения. И печаль на грани невыносимого.
Каспер с грустью подумал о тех страданиях, которые ожидают это молодое существо. И ведь никак не подготовишь таких, как он, ни от чего не защитишь. Самое большее, что возможно, — это попытаться на одно мгновение осторожно дать им прикоснуться к собственному горькому опыту.
в каждом человеке есть многоэтажный дом, но нет лестниц, ведущих в бельэтаж.
выглядела она на миллион, при этом возникало подозрение, что она очень даже неглупа и сама этот миллион заработала.
Каждому человеку Всевышняя определила свою тональность — и Каспер умел ее слышать.
Стоит только какой-то ауре доверия образоваться вокруг мужчины и женщины, как внешний мир тут же готов все испортить: старшие медсестры, гневные мужья, коллективное бессознательное — какая тоска!
Трудно злиться на Бога, когда знаешь, что нет никакой возможности обратиться с жалобой в следующую инстанцию.
Кому мне молиться? — спросил он. — Кто сказал, что там кто-то есть, кто сказал, что вселенная не просто одна большая шарманка? — Может быть, и не надо молиться кому-то одному. Матери-пустынницы говорили, что Бог не имеет формы, цвета или материального выражения. Может быть, молитва — это не когда ты молишься кому-нибудь. Возможно, это деятельный способ от всего отказаться. Возможно, вам потребуется именно это — от всего отказаться, не опустившись при этом на дно.
Когда он помрет — а его черед тоже придет, — по его завещанию к гробу приделают колесики. Чтобы он сам мог покатить себя из часовни в крематорий. И чтобы ему не нужно было никого просить.
Талант — это умение вовремя отказываться.
Великих, мужчин и женщин, — сказала она, — всегда отличало то, что они, когда доходило до дела, готовы были поставить все на один номер рулетки. Номер Спасителя. И без всякой гарантии, что он выпадет
— Объявления — это слишком узкий канал, — продолжал он. — Любовь требует от человека, чтобы он открылся. Нужна большая сфера общения, чем Интернет. Тебе бы подошла двигательная терапия. И что-нибудь для голоса. Я мог бы давать тебе уроки пения.
Все было как в детстве. Это единственное, что никогда не должно кончаться. Любовь. И великие представления.
У Киркегора где-то написано, что в каждом человеке есть многоэтажный дом, но нет лестниц, ведущих в бельэтаж.
Но он просто стоял в дверях, совсем тихо. И тут я почувствовал, что происходит внутри него. Мы оба это почувствовали. Он понял, что иногда желание может оказаться больше человека. И что если это желание пресечь, то человек погибнет. Так что он вышел из комнаты, пятясь, ничего не говоря, и закрыл дверь совсем тихо. Мы никогда об этом не говорили. Но он больше никогда не заходил ко мне, не постучав.
Талант — это умение вовремя отказываться.
На самом деле семья нужна не для ощущения надежности, повторяемости или предсказуемости. Семья нужна для того, чтобы иногда вдруг не надо было защищаться, надевать маску, что-то учитывать, — представьте себе, вдруг все снимают противошумные наушники, наступает тишина, можно услышать всех такими, какие они есть. Вот почему Бах поспешил обзавестись женой и достаточным для камерного оркестра количеством детей.
Она была немного старше его. Немного выше, немного тяжелее. У нее было трое детей. Прекрасный муж, умный, полный жизни — в до-мажоре, как последняя симфония Моцарта. А также любовники.
Я всегда вел себя с полным уважением. По отношению к тебе. По отношению ко всем женщинам. Словно маленький мальчик, который смотрит через изгородь на живущую в соседнем доме девочку. Но никогда сам не перепрыгнет к ней. Всегда ждет, когда она сама захочет поиграть с ним.
— Но который в глубине души, — продолжила она, — вынашивает план. План захвата всего района.
Они дошли до середины двора, когда у Каспера возникло первое ощущение их тональности. Это был ре-минор в своем худшем варианте. Как в Токатте и фуге ре-минор.[1] Огромные, роковые столпы музыки.

On the bookshelvesAll

Stas Belkov

Скандинавский калейдоскоп

Elena Sycheva

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

Дарья Горсткина

Скандинавия и сказки

Мария

Мой маст-рид

Related booksAll

Related booksAll

Питер Хёг

Условно пригодные

Питер Хёг

Ночные рассказы

Питер Хёг

Женщина и обезьяна

Питер Хёг

Фрекен Смилла и ее чувство снега

Питер Акройд

Журнал Виктора Франкенштейна

Питер Хёг

Дети смотрителей слонов

Лолита Пий

Город Сумрак

On the bookshelvesAll

Скандинавский калейдоскоп

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

Скандинавия и сказки

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)