ru
Free
Read

На ножах

«На ножах».

Запрещенная в советскую эпоху ядовитая сатира на «быт и нравы» «новых людей» — социалистов, полемизирующих с «Отцами и детьми» Тургенева и «Что делать?» Чернышевского.

Книга, публикация которой вызвала в России оглушительный скандал — ведь в «антигероях» читатели узнавали реальных людей.

Социалистическая община глазами человека, не воспринимающего ее убеждений и сурово анализирующего ее образ жизни, — что может быть интереснее?..
more
Impression
Add to shelf
Already read
937 printed pages
Бесплатно

QuotesAll

не видала Москва таракана:
Кто идет в лес по малину спустя время, тому одно средство: встретил кого с кузовом и отсыпь себе в кузовок.
Дело в истине, изреченной в твоей детской прописи: «истинный способ быть богатым состоит в умерении наших желаний». Не желай ничего знать более того, что тебе надо делать в данную минуту.
вы говорили, что, чтоб угодить на общий вкус, надо себя «безобразить». Согласитесь, это очень большая жертва, для которой нужно своего рода геройство. Как эгоист, я имею более близкую мне заботу: прежде чем нравиться людям, я не хочу приходить в окончательный разлад с самим собой.
Вы ведь, надеюсь, не принадлежите к числу тех, для которых лапоть всегда прав пред ботинком?
Неодолимым страстям есть известное оправдание в их силе и неодолимости; но с ч
Сашенька, которая была недурна собой, очень способна, училась хорошо, нрав имела веселый и кроткий, чем она не невеста? Иосаф Висленев молодец собой, имел дом, уни
Я уважаю крупные черты и верность себе даже в заблуждениях.
я безмерно самолюбива, но я прозаична; я люблю тишь и согласие, и в них моя поэзия. Что мне в поэте, который приходит домой брюзжать да дуться, или на что мне годен герой, которому я нужна как забава, который черпает силу в своих, мне чуждых, борениях? Нет, – добавила она, – нет; я простая, мирная женщина; дома немножко деспотка: я не хочу удивлять, но только уж если ты, милый друг мой, если ты выбрал меня, потому что я тебе нужна, потому что тебе не благо одному без меня, так (Александра Ивановна, улыбаясь, показала к своим ногам), так ты вот пожалуй сюда; вот здесь ищи поэзию и силы, у меня, а не где-нибудь и не в чем-нибудь другом, и тогда у нас будет поэзия без поэта и героизм без Александра Македонского.
не дозволяли ему ее ревностно преследовать, и он редко ее мог видеть и крикнуть ей свое «переживу». Он доживал век полупомешанным, и в этом состоянии сегодня посетила его, в его темном угле, весть об убиении Бодростина.
Сид перекрестился, стал
братья всегда привозят женихов, как мужья сами вводят любовников…
– Да; объясниться, – это давняя мужская специальность, но она уже нам надоела. В чем ты можешь объясниться? В чем ты мне не ясен? Я знаю все, что го

On the bookshelvesAll

Llopukhova

Классика

Иван Дыба

Николай Лесков

Tatiana Dueva

Русская классика

Roadkillcollector

Лесков

Related booksAll

Related booksAll

Николай Лесков

Железная воля

Николай Лесков

Житие одной бабы

Николай Лесков

Соборяне

Николай Лесков

Неразменный рубль

Николай Лесков

Островитяне

Николай Лесков

Захудалый род

Николай Лесков
Зверь

Николай Лесков

Зверь

On the bookshelvesAll

Классика

Николай Лесков

Русская классика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)