Здесь лежат книги, которые от первого лица рассказывают о том, что происходило в России ровно сто лет назад. Чем больше читаешь первоисточников того времени, тем больше возникает вопросов и тем больше хочется найти на них ответы. Мы попробуем помочь нашему читателю в этом непростом путешествии.
Этой книги нет уже ни в каких книжных магазинах. Она небольшая по объему, но очень насыщенная. Мы слышим его голос. Размышления, негодование, страхи нежность и опять размышления и рефлексия. Может, рефлексии было как раз слишком много и включалась она ровно тогда. когда нужны были решительные действия? А решительные действия основывались на эмоциональных позывах и затмевали любую рефлексию?.. Может и так. Но не сочувствовать этой мятущейся душе - не получается.
Дневник, Николай II
Николай II
Дневник
  • 462
  • 6
  • 1
  • 22
как ужасно жаль, что такого опытного человека, адмирала, создателя с нуля русской военной авиации, отстранили от дел вскоре после Февральской революции! А ведь он крайне хотел быть полезным своей стране, старался удержать тонущий корабль на плаву...
Дневники читаются очень хорошо. Недаром у книжки столько переизданий!
Воспоминания, Александр Романов
Александр Романов
Воспоминания
  • 126
  • 26
  • 1
  • 11
Мистификация или трагедия? Ложь или правда? До самого конца книги не оставляют вас сомнения. Вы сочувствуете, негодуете, ужасаетесь, раздражаетесь и снова сочувствуете. Питер Курт смог сделать своих героев живыми и неоднозначными. Это самое главное в книге - точные портреты, "живая" география и - милость к павшим.
Знаменитая книга и интересная, как все рассказы очевидцев и участников событий. "Генерал Курлов не входил, может быть, в первый эшелон тогдашней российской бюрократии – он был несколько раз губернатором, главой тюремного ведомства и корпуса жандармов... Убийство премьер-министра Столыпина (1911 г.), охраной которого он занимался, снизило возможности его служебного роста. Тем не менее, Курлов продолжал вращаться в правительственных верхах, где его ценили как грамотного управленца. С докладами допускали вплоть до государя, и Курлов, конечно, знал, о чем писал, будучи к моменту первого издания своих мемуаров эмигрантом, вовремя сбежавшим от Советской власти".
Гибель Императорской России, Павел Курлов
Историк Петр Сергеевич Пороховщиков:
"Барон Алексей Павлович Будберг был поистине рыцарь без страха и упрека и, конечно, не сознавал этого…
В Михайловском артиллерийском училище профессора называли его «юнкером с особым мнением». Независимый ум сказывался уже с ранней юности. А сознание долга сложилось, наверное, еще раньше.
Слишком мало было таких знатоков военного дела и столь сильных духом, как он, на командных местах в роковую войну".
Дневник. 1917—1919, Алексей Будберг
Алексей Будберг
Дневник. 1917—1919
  • 64
  • 2
  • 0
  • 9
... Гиппиус была такой своего рода хлыстовской Богородицей петербургской интеллигенции в 17-м году. Она одной из первых всё поняла. Как она в 14-м всё поняла, когда написала в стихотворении, посвящённом Сологубу, что сейчас не время для патриотических криков, сейчас нужны тихие молитвы, точно так же она и в 17-м, уже к июлю, к августу поняла, куда всё заворачивает. И не ошиблась.
Она очень скептически относилась к монархии, очень скептически — к большевикам. Керенский, Савинков, Корнилов в какой-то момент — вот эти люди переходного периода внушали ей надежды. Её дневники — я думаю, лучшее, что от неё останется главное, они удивительно откровенны.
(Дмитрий Быков)
Дневники, Зинаида Гиппиус
Зинаида Гиппиус
Дневники
  • 401
  • 30
  • 1
  • 29
Не удивляйтесь нашему выбору, господа. Мы имеем дело с типичным случаем "книга в книге". Добрая половина книги - это главы о Николае II "Коронованный революционер". И редко можно встретить настолько доскональное, объективное и в то же время эмоциональное описание несчастного правления последнего русского императора. Это фактически очерк русской истории и анализ причин и следствий трагедии.
Вместе или врозь?, Семен Резник
Семен Резник
Вместе или врозь?
  • 65
  • 0
  • 0
  • 3
Чрезвычайно любопытно читать детей, когда они пишут о своих родителях. Особенно когда это такие "неоднозначные" родители. И тем не менее Матрена Распутина смогла, не теряя эмоциональности, остаться наблюдателем. Она предоставляет слово противникам отца, она честно пробует разобраться в причинах ненависти к нему.
Распутин. Почему? Воспоминания дочери, Матрёна Распутина
Это весьма полезное, хоть и горькое чтение. Сколько накручено мифов вокруг отношений этих двух людей, сколько неясного и темного до сих пор остается... Трагедия царской четы - в письмах. Тут только три года, до конца 1917-го. А писали они друг другу все время, в течение двадцати лет.
Переписка Николая и Александры, Александра Федоровна, Николай II
Александра Федоровна, Николай II
Переписка Николая и Александры
  • 257
  • 5
  • 0
  • 13
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)