Властелин Колец, Джон Рональд Руэл Толкин
Read

Властелин Колец

Перед вами трилогия «Властелин Колец». Своеобразная «Библия от фэнтези». Книга Книг ХХ века. Самое популярное, самое читаемое, самое культовое произведение ушедшего столетия. Не легенда литературы, но миф!
Впрочем… писать о «Властелине Колец» можно много, почти бесконечно, но – зачем?
Комментарии здесь излишни!
more
Impression
Add to shelf
Already read
1,419 printed pages
КлассикаФантастика и фэнтези

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Антон
Антонshared an impression9 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Прекрасная книга, достойная встать на книжную полку... Но не для того, чтобы пылиться, а для того, чтобы стать личным порталом в иной, прекрасный мир.

Анастасия
Анастасияshared an impression2 years ago
👍
🚀Unputdownable

👍
🚀Unputdownable
😄LOLZ

👍

Интересная сказка с затянутым описанием.

👍
🚀Unputdownable

Читала эту книгу в 14 лет. На одном дыхании. С ее появлением привилась люьовь к чтению.

ananyant
ananyantshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
😄LOLZ

просто нет слов

Nastya Skryabina
Nastya Skryabinashared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Шедевр!

Olga Shcherbakova
Olga Shcherbakovashared an impression20 days ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Drunken Donut
Drunken Donutshared an impression23 days ago
👍
🚀Unputdownable

🚀Unputdownable

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

b1929215796
b1929215796shared an impression4 months ago
😄LOLZ

Vlada LeBron
Vlada LeBronshared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable

👍
🚀Unputdownable

Квинтэссенция жанра фэнтези. Краеугольный камень.

Стыд мне и позор, но я не смог осилить "Властелина колец", три раза начинал сначала и три раза бросал. Хотя тот же "Хоббит" прочел на одном дыхании. Что это? Не мой жанр? Вряд ли-тот же Гарри Поттер и пр. представители фэнтазийных миров вызывают бурю положительных эмоций. Возможно, я просто читал не в то время и не в том месте.

Вика Соха
Вика Сохаshared an impression5 months ago
🚀Unputdownable

Anna Yakishchik
Anna Yakishchikshared an impression5 months ago
🔮Hidden Depths

👍

Ууух. Как хорошее вино с годами становится лучше! Насилу прочитал, но таки получил удовольствие.

Ki Ti
Ki Tishared an impression7 months ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable

QuotesAll

Это верно, – сказал Сэм. – Знали бы, куда идем, нипочем бы здесь не оказались. Но это, наверно, всегда так бывает. К примеру, те же подвиги в старых песнях и сказках: я раньше-то говорил – приключения. Я думал, разные там герои ходят ищут их на свою шею: ну как же, а то жить скучно, развлечься-то охота, извините, конечно, за выражение. Но не про то, оказывается, сказки-то, ежели взять из них самые стоящие. С виду оно так, будто сказочные люди взяли да и попали в сказку, вот как вы сказали, сюда и шли. А они небось вроде нас: могли бы и не пойти или пойти на попятный двор. Которые не пошли – про тех мы не знаем, что с ними дальше было, потому что сказки-то не про них. Сказки про тех, кто пошли – и пришли вовсе не туда, куда им хотелось, а если все хорошо и кончилось, то это как посмотреть. Вот господин Бильбо – вернулся домой, стал жить да поживать, и все ему стало не так. Опять же хорошо, конечно, попасть в сказку с хорошим концом, да сказки-то эти, может, не самые хорошие! А мы, интересно, в какую сказку попали?
– Интересно, – согласился Фродо. – Вот уж не знаю. В настоящей сказке этого и знать нельзя. Возьми любое сказание из тех, какие ты любишь. Ты-то знаешь или хоть догадываешься, что это за сказка – с хорошим или печальным концом, а герою это невдомек. И тебе ни к чему, чтобы он догадался.
Музей этот назывался Мусомный Амбар, ибо всякая вещь, которую девать было некуда, а выбросить жалко, называлась у хоббитов мусомом.
Добрую половину из вас я знаю вдвое хуже, чем следует, а худую половину люблю вдвое меньше, чем надо бы.
Она овдовела в двадцать пять лет, была очень миловидна и обаятельна, но жить заново не собиралась.
Да ведь говорить и слушать легче, чем думать
Три Кольца – премудрым эльфам – для добра их гордого,
Семь Колец – пещерным гномам – для труда их горного,
Девять – людям Средиземья – для служенья черного
И бесстрашия в сраженьях смертоносно твердого,
А Одно – всесильное – Властелину Мордора,
Чтоб разъединить их всех, чтоб лишить их воли
И объединить навек в их земной юдоли
Он ненавидел и любил Кольцо, как любил и ненавидел себя. А избавиться от него не мог. На то у него не было воли
Он часто повторял, что на свете всего одна Дорога, что она как большая река: истоки ее у каждой двери и любая тропка — ее проток. "Знаешь, Фродо, как опасно выходить из дверей, — бывало говорил он. — Ступишь на дорогу — и сразу хватайся за ноги, а то живо окажешься там, куда ворон костей не заносил. Вот видишь тропку? Так это она самая ведет через Лихолесье к Одинокой горе, а оттуда прямиком в тартарары".
– Ты было начал мне что-то говорить про мое Кольцо, Гэндальф, – напомнил он. – Начал, да не кончил, отложил на утро. Может, сейчас продолжишь? Ты говоришь, Кольцо опасное, а мне, знаешь ли, непонятно. Что значит – опасное?
– А вот слушай, – отвечал маг. – Могущество у него такое, что сломит любого смертного. Сломит и овладеет им… Давным-давно в Остранне были откованы эльфийские кольца: колдовские, как вы их называете, кольца – они и правда были не простые и разные, одни более, другие менее могущественные. Менее могущественные были всего лишь пробой мастерства, тогда еще несовершенного, – но даже эти кольца, по-моему, опасны для смертных. А уж Великие Кольца, Кольца Всевластья, – они гибельны. Надо тебе сказать, Фродо, что смертные, которым доверено владеть Магическими Кольцами, не умирают, но и не живут по-настоящему: они просто тянут лямку жизни – без веселья, без радости, да еще и с превеликим трудом. И если смертный часто надевает Кольцо, чтоб стать невидимкой, то он тает – или, как говорят Мудрые, развоплощается, – а потом становится невидимкой навечно, зримый только глазу Властелина Колец. Да, раньше или позже – позже, если он сильный и добрый, – но ему суждено превратиться в Прислужника Темных Сил, над которыми царит Черный Властелин.
– Ужас какой! – сказал Фродо.
И они надолго замолчали. Только садовые ножницы Сэма Скромби щелкали за окном.
Тогда он был еще в ранних летах — так хоббиты называют буйный и опрометчивый возраст между двадцатью двумя и тридцатью тремя годами.
Поражение неминуемо ждет лишь того, кто отчаялся заранее
Как помнилось Сэму, он-то проспал ночь без просыпу, спал как бревно, а бревна не просыпаются.
Слово «Мордор» тебе знакомо: оно то и дело чернеет даже в хоббитских летописях, источая страх и мрак. Да, снова и снова – разгром, затишье, но потом Тьма меняет обличье и опять разрастается.
Если подыскивать подобие для этой жизни, то больше всего она, пожалуй, похожа на просторный, но вовсе не огромный, просто большой кабинет, он же домашняя библиотека, в старинном, то есть всего-навсего викторианском, доме; справа камин с мраморной доской, кресло у камина, гравюры, резные этажерочки с диковинками – между стеллажами.
«Знаешь, Фродо, как опасно выходить из дверей, – бывало, говорил он. – Ступишь на дорогу – и сразу хватайся за ноги, а то живо окажешься там, куда ворон костей не заносил.
как будешь к пропасти катиться, надежда заново родится
Пустые речи начинаются с «если»
– Спите спокойно, – сказала Галадриэль, – вы еще успеете выбрать дорогу. А быть может, каждый из вас уже начал – не заметив этого – тот единственный путь, который предназначен ему судьбой.
Изморозь седины не серебрила ее волосы, и лицо у нее было юношески свежим, как будто она только что умылась росой, и чистым блеском предрассветных звезд лучились ее светло-серые глаза, но в них таилась зрелая мудрость, которую дает только жизненный опыт, только опыт прожитых на земле лет.
Каждый из нас обречен на потери. Но тебя-то не назовешь бедным и несчастным: ты не потерял самого себя – а это самая горькая потеря. В тяжелое мгновение ты остался с друзьями – и ничем не замутненная память о счастье будет тебе пожизненной наградой.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)