Сергей Самсонов

Аномалия Камлаева

Известный андерграундный композитор Матвей Камлаев слышит божественный диссонанс в падении башен-близнецов 11 сентября. Он живет в мире музыки, дышит ею, думает и чувствует через нее. Он ломает привычные музыкальные конструкции, создавая новую гармонию. Он — признанный гений.

Но не во всем. Обвинения в тунеядстве, отлучение от творчества, усталость от любви испытывают его талант на прочность.

Читая роман, как будто слышишь музыку.

Произведения такого масштаба Россия не знала давно. Синтез исторической эпопеи и лирической поэмы, умноженный на удивительную музыкальную композицию романа, дает эффект грандиозной оперы. Сергей Самсонов написал книгу, равноценную по масштабам «Доктору Живаго» Бориса Пастернака, «Жану-Кристофу» Ромена Роллана, «Импровизатору» Ганса Христиана Андерсена.

Тонкое знание мира музыки, игра метафор и образов, поиск философии избранности, умение гармонично передать движение времени — эти приемы вводят роман в русло самых современных литературных тенденций. Можно ли было ожидать такого от автора, которому недавно исполнилось 27 лет?!
612 printed pages

Related books

Impressions

    Татьяна Щербинаshared an impression4 years ago

    Настолько неприятный главный герой, которому, похоже, симпатизирует автор, что не могу продвинуться дальше первой главы. Сексизм, цинизм, менсплейнинг — тошно.

    :(

    Вера Рубенчикshared an impression4 years ago
    👍Worth reading

    Понравилось

    lyaliusshared an impression4 years ago
    👍Worth reading
    🚀Unputdownable
    💧Soppy

    Сильное. Рекомендую

Quotes

    Lilahas quoted5 years ago
    С того самого времени, когда я стал подолгу бывать с тобой, я с изумлением обнаружил, что с моим одиночеством, с моей принадлежностью самому себе ничего не происходит. Ты рядом, но все в моей жизни протекает безо всякого ущерба моему одиночеству. И я могу делать все те же самые вещи и делать их точно так же, как если бы я был один. Ты — условие моего одиночества, вот ведь какой парадокс получается. Без тебя я не могу принадлежать себе, не могу в полной мере быть.
    Айрис Мердокhas quotedlast year
    Это самая большая роскошь, которую мы можем себе позволить, — роскошь позабыть о смерти. И самая большая пошлость, разумеется
    Аннаhas quotedlast year
    И не важно, что любовь живет три года, не должно быть так и не будет, потому что когда три года, то это не любовь.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)