Read

Аномалия Камлаева

Известный андерграундный композитор Матвей Камлаев слышит божественный диссонанс в падении башен-близнецов 11 сентября. Он живет в мире музыки, дышит ею, думает и чувствует через нее. Он ломает привычные музыкальные конструкции, создавая новую гармонию. Он — признанный гений.

Но не во всем. Обвинения в тунеядстве, отлучение от творчества, усталость от любви испытывают его талант на прочность.

Читая роман, как будто слышишь музыку.

Произведения такого масштаба Россия не знала давно. Синтез исторической эпопеи и лирической поэмы, умноженный на удивительную музыкальную композицию романа, дает эффект грандиозной оперы. Сергей Самсонов написал книгу, равноценную по масштабам «Доктору Живаго» Бориса Пастернака, «Жану-Кристофу» Ромена Роллана, «Импровизатору» Ганса Христиана Андерсена.

Тонкое знание мира музыки, игра метафор и образов, поиск философии избранности, умение гармонично передать движение времени — эти приемы вводят роман в русло самых современных литературных тенденций. Можно ли было ожидать такого от автора, которому недавно исполнилось 27 лет?!
more
Impression
Add to shelf
Already read
612 printed pages

ImpressionsAll

Настолько неприятный главный герой, которому, похоже, симпатизирует автор, что не могу продвинуться дальше первой главы. Сексизм, цинизм, менсплейнинг — тошно.

:(

lyalius
lyaliusshared an impression3 months ago
👍
🚀Unputdownable
💧Soppy

Сильное. Рекомендую

👍

Lila
Lilashared an impression5 months ago

Это книга, которая держит, не отпускает, но и мучает. Сначала хочется бросить, потом очень интересно, потом вязко и понимаешь, что дочитаешь. Не верю в диалоги, похожие на монологи, не верю в некоторых героев.

QuotesAll

Крещение дает ребенку опыт первого столкновения с надчеловеческим, надличным, опыт первого переживания справедливости, которая пребывает вне и не для тебя.
С того самого времени, когда я стал подолгу бывать с тобой, я с изумлением обнаружил, что с моим одиночеством, с моей принадлежностью самому себе ничего не происходит. Ты рядом, но все в моей жизни протекает безо всякого ущерба моему одиночеству. И я могу делать все те же самые вещи и делать их точно так же, как если бы я был один. Ты — условие моего одиночества, вот ведь какой парадокс получается. Без тебя я не могу принадлежать себе, не могу в полной мере быть.
говорила так, как будто Матвей был беременен сам собой — взрослым, предстоящим
Человек без любви, — опять принялся философствовать Таракан, — все равно что карандаш белого цвета. Ты им рисуешь, а никаких следов не остается. Пока ты никого не любишь и тебя никто не любит, ты, во-первых, бесцветный, а во-вторых, как будто обрезан наполовину. И уже потом, когда встречаешь любовь, к тебе приставляется половина, которой не хватает
я не против бесполезной роскоши, украшающих себя побрякушками красивых женщин и тэ дэ. Но вся эта бессмысленная и бесцельная роскошь, она относится к самой жизни, к природе, к естественному порядку вещей. И красивая женщина — все равно что кошка: не для того же мы ее держим в доме, в самом деле, чтобы она ловила у нас мышей и, стало быть, приносила нам пользу. Но я вот не понимаю: какого хрена отрывать всю эту роскошь от жизни и выделять ее в какую-то самостоятельную область, загонять ее в резервацию и заявлять, что в этой резервации, на этой зоне создаются какие-то жизненно важные смыслы
Ты картины Дейнеки видел? С физкультурницами в трико? Мужика от бабы ни хрена не отличишь.
У вас представление о том, что должно чувствовать, опережает чувство. Вы даже не прислушиваетесь к себе — ваш идеально натренированный мозг угодливо подбрасывает нужное представление о чувстве.
Красивые женщины и большие деньги естественным образом притягиваются друг к другу, но к чему тогда все эти условности, к чему тогда ломаться и корчить из себя недотрогу… или это только для того, чтобы показать, что ты мне не по карману?
— А ты, может быть, хочешь прицениться?
настолько привык к незамедлительному согласию, что давно уже разучился упрашивать».
У вас представление о том, что должно чувствовать, опережает чувство.
едва уловимый, растравляющий пожилого сладострастника зазор между полной невинностью и окончательной испорченностью.
шампанского», от которого
которого была, разумеется, неизвестна Клаусу. Между тем продуманностью в одежде и тщательностью в мелочах обеспечивалась та малая и совершенно необходимая толика порядка, которой русский защищался от невозможности порядка
деликатно-вкрадчивой работе расставленных повсюду кондиционеров?
Человек без любви, — опять принялся философствовать Таракан, — все равно что карандаш белого цвета. Ты им рисуешь, а никаких следов не остается. Пока ты никого не любишь и тебя никто не любит, ты, во-первых, бесцветный, а во-вторых, как будто обрезан наполовину.
Содержание музыки, таким образом, может заключаться лишь в одном — в установлении порядка, в структурно организованном доказа

On the bookshelvesAll

Роман Сенчин

Новая русская проза

Bookriot

Современная русская проза без Донцовой и Минаева

Мальгина Наталья

100 лучших романов ⅩⅩⅠ века

Лена

100 лучших романов XXI века

Related booksAll

Related booksAll

Александр Иличевский

Матисс

Сергей Самсонов

Проводник электричества

Андрей Дмитриев

Дорога обратно

Фигль-Мигль

Ты так любишь эти фильмы

Елена Костюкович

Цвингер

Антуан Володин

Дондог

Леонид Юзефович

Журавли и карлики

On the bookshelvesAll

Новая русская проза

Современная русская проза без Донцовой и Минаева

100 лучших романов ⅩⅩⅠ века

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)