Архетип и символ, Карл Густав Юнг
Read

Архетип и символ

Данный однотомник издательство «Ренессанс» выпустило в серии «Страницы мировой философии» как пролог к собранию сочинений К.Г. Юнга.
more
Impression
Add to shelf
Already read
450 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

👍

Мощная мысль, но очень метафорично :)

🔮Hidden Depths

QuotesAll

ничто так не разочаровывает, как
обнаружение собственной недостаточности
Он принадлежал к немецкой культуре,
которой издавна был свойственен интерес к «ночной стороне» существования
Мертвецы всего мира химически идентичны, чего нельзя сказать о живых людях.
Затем он с поразительной искренностью поведал о всех своих терзаниях, которые объяснили и причины такого специфического хода лечения. Первоначальный шок оказался настолько сильным, что в одиночку ему невозможно было с ним справиться. Он нуждался в помощи другого, и собственно терапевтическая задача заключалась в неторопливом утверждении доверия более, чем в демонстрации клинической теории. Благодаря подобным случаям я научился применять свои методы к конкретным пациентам, а не пускаться в общие теоретические рассуждения, которые могли оказаться неприложимыми в каждом конкретном случае.
психологически идея Бога абсолютно достоверна и
универсальна, и в этом психологическая правда всех религий.
Юнга в западном варианте восточные учения либо приобретают
черты примитивных религиозных движений, либо становятся «психотехникой», «гимнастикой».
Подобного рода опыт — а он не является чем-то из ряда вон выходящим — заставляет
отказаться от мысли, будто психика — ничто, а продукты воображения нереальны. Только
реальность психики не там, где ее ищут по близорукости: психика существует, но не в
физической форме. Смехотворным предрассудком выглядит мнение о том, будто существование
может быть только физическим. На деле же единственная непосредственно нам известная форма
существования — это психическая форма. И наоборот, мы могли бы сказать, что физическое
существование только подразумевается, поскольку материя познается лишь посредством
воспринимаемых нами психических обр
В ряде племен полагают, что человек имеет сразу несколько душ; такая вера отражает некоторые первобытные представления о том, что каждый человек состоит из нескольких связанных между собой, но различающихся отдельностей. Это означает, что человеческая психика далека от полного синтеза, напротив, она слишком легко готова распасться под напором неконтролируемых эмоций.
Таким образом, слово или изображение символичны, если они подразумевают нечто большее, чем их очевидное и непосредственное значение
Эту книгу мы рассматриваем как пролог Собрания сочинений К. Г. Юнга, к работе над которым наше издательство уже приступило.
Человеческая психика является местом встречи науки и религии, конфликт
между ними преодолим на пути подлинного самопознания.
Мистика приобретает широкое распространение именно в кризисные эпохи, когда догматы окостеневают, когда с их помощью уже трудно передать нуминозный опыт, когда поколеблена твердыня церкви. Мистик утратил упорядоченный божественный космос, он испытывает хаотические видения, за космическим порядком обнаруживается бездна.
Как общее правило, бессознательный аспект любого явления
открывается нам в снах, в которых он возникает не как рациональная мысль, а в виде
символического образа.
Тот, кто смотрит в зеркало вод, видит прежде всего собственное отражение. Идущий к самому себе рискует с самим собой встретиться. Зеркало не льстит, оно верно отображает то лицо, которое мы никогда не показываем миру, скрывая его за Персоной, за актерской личиной. Зеркало указывает на наше подлинное лицо. Такова проверка мужества на пути вглубь, проба, которой достаточно для большинства, чтобы отшатнуться, так как встреча с самим собой принадлежит к самым неприятным. Обычно все негативное проецируется на других, на внешний мир. Если человек в состоянии увидеть собственную Тень и вынести это знание о ней, задача, хотя и в незначительной части, решена: уловлено по крайней мере личностное бессознательное.
Попутно замечу, что коммунистический мир имеет один великий миф (который мы называем иллюзией в слабой надежде, что наше высокое суждение поможет ему развеяться). Это свято почитаемое архетипическое видение Золотого Века (или Рая), где в изобилии имеется все для каждого, и где всем человеческим детским садом правит великий справедливый и мудрый вождь. Этот мощный архетип в инфантильном виде держит их в своих руках и вовсе не собирается исчезать от одного надменного взгляда с Запада. Мы даже поддерживаем его своей ребячливостью, поскольку наша западная цивилизация пребывает во власти той же самой мифологии. Бессознательно мы дорожим теми же самыми предрассудками, лелеем те же надежды и ожидания. Мы также верим в благосостоятельное государство, во всеобщий мир, в равенство людей, в незыблемые человеческие права, в справедливость, в правду и (не говорите это слишком громко) в Божье Царство на земле.
Печальная правда заключается в том, что жизнь человека состоит из комплекса неумолимых противоположностей — дня и ночи, рождения и смерти, счастья и страдания, добра и зла. Мы не уверены даже в том, что какое-то одно будет преобладать над другим, что добро победит зло, или радость — боль. Жизнь — это поле битвы. Оно всегда существовало и всегда будет существовать, будь это не так, жизнь подошла бы к концу.
Таким образом, к главным положениям собственного учения о коллективном бессознательном
Из этого Юнг сделал вывод о том, что такие нарушения в реагировании связаны с наличием заряженных психической энергией «комплексов» — стоило слову–стимулу «дотронуться» до такого комплекса, как у испытуемого появлялись следы легкого эмоционального расстройства.
Здесь начинается царство «Sympaticus»,
души всего живого, где «Я» нераздельно есть и то, и это, где «Я» переживаю другого во мне, а
другой переживает меня в себе.
Этот эпизод навел меня на ту мысль, что нет необходимости рассматривать сны как исходную точку процесса «свободных ассоциаций» в том случае, если хочешь определить комплексы пациента. Описанный случай продемонстрировал мне, что можно достичь центра непосредственно с любой точки окружности. Можно начать с букв кириллицы, с медитации перед хрустальным шаром, с молитвенного колеса или современной живописной картины, или даже со случайного разговора по поводу пустякового события. В этом отношении сон столь же эффективен, как и любое другое отправное событие. И тем не менее сны имеют особое значение даже тогда, когда они возникают в результате эмоционального расстройства, в которое вовлечены присущие тому или иному лицу комплексы.
Утверждающие это
лишь выражают древний «мизонеизм» — страх перед новым и неизвестным.

Related booksAll

Человек и его символы, Аниэла Яффе, Джозеф Л.Хендерсон, Иоланда Якобе, Карл Густав Юнг, Мария-Луиза фон Франц
Аниэла Яффе, Джозеф Л.Хендерсон, Иоланда Якобе, Карл Густав Юнг, Мария-Луиза фон Франц
Человек и его символы
Психологические типы, Карл Густав Юнг
Карл Густав Юнг
Психологические типы
Карл Густав Юнг
Ана­ли­ти­че­ская пси­хо­ло­гия. Та­ви­сток­ские лек­ции
Карл Густав Юнг
Бpак как пси­хо­ло­ги­че­ское от­но­ше­ние
Карл Густав Юнг
Про­блемы души на­шего вре­мени
Психоанализ и искусство, Карл Густав Юнг, Эрих Нойманн
Карл Густав Юнг, Эрих Нойманн
Психоанализ и искусство
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)