Read

Архетип и символ

Данный однотомник издательство «Ренессанс» выпустило в серии «Страницы мировой философии» как пролог к собранию сочинений К.Г. Юнга.
more
Impression
Add to shelf
Already read
450 printed pages

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths

QuotesAll

ничто так не разочаровывает, как
обнаружение собственной недостаточности
Он принадлежал к немецкой культуре,
которой издавна был свойственен интерес к «ночной стороне» существования
Таким образом, слово или изображение символичны, если они подразумевают нечто большее, чем их очевидное и непосредственное значение
Эту книгу мы рассматриваем как пролог Собрания сочинений К. Г. Юнга, к работе над которым наше издательство уже приступило.
Человеческая психика является местом встречи науки и религии, конфликт
между ними преодолим на пути подлинного самопознания.
Мистика приобретает широкое распространение именно в кризисные эпохи, когда догматы окостеневают, когда с их помощью уже трудно передать нуминозный опыт, когда поколеблена твердыня церкви. Мистик утратил упорядоченный божественный космос, он испытывает хаотические видения, за космическим порядком обнаруживается бездна.
Как общее правило, бессознательный аспект любого явления
открывается нам в снах, в которых он возникает не как рациональная мысль, а в виде
символического образа.
Тот, кто смотрит в зеркало вод, видит прежде всего собственное отражение. Идущий к самому себе рискует с самим собой встретиться. Зеркало не льстит, оно верно отображает то лицо, которое мы никогда не показываем миру, скрывая его за Персоной, за актерской личиной. Зеркало указывает на наше подлинное лицо. Такова проверка мужества на пути вглубь, проба, которой достаточно для большинства, чтобы отшатнуться, так как встреча с самим собой принадлежит к самым неприятным. Обычно все негативное проецируется на других, на внешний мир. Если человек в состоянии увидеть собственную Тень и вынести это знание о ней, задача, хотя и в незначительной части, решена: уловлено по крайней мере личностное бессознательное.
Попутно замечу, что коммунистический мир имеет один великий миф (который мы называем иллюзией в слабой надежде, что наше высокое суждение поможет ему развеяться). Это свято почитаемое архетипическое видение Золотого Века (или Рая), где в изобилии имеется все для каждого, и где всем человеческим детским садом правит великий справедливый и мудрый вождь. Этот мощный архетип в инфантильном виде держит их в своих руках и вовсе не собирается исчезать от одного надменного взгляда с Запада. Мы даже поддерживаем его своей ребячливостью, поскольку наша западная цивилизация пребывает во власти той же самой мифологии. Бессознательно мы дорожим теми же самыми предрассудками, лелеем те же надежды и ожидания. Мы также верим в благосостоятельное государство, во всеобщий мир, в равенство людей, в незыблемые человеческие права, в справедливость, в правду и (не говорите это слишком громко) в Божье Царство на земле.
Печальная правда заключается в том, что жизнь человека состоит из комплекса неумолимых противоположностей — дня и ночи, рождения и смерти, счастья и страдания, добра и зла. Мы не уверены даже в том, что какое-то одно будет преобладать над другим, что добро победит зло, или радость — боль. Жизнь — это поле битвы. Оно всегда существовало и всегда будет существовать, будь это не так, жизнь подошла бы к концу.
Таким образом, к главным положениям собственного учения о коллективном бессознательном
Из этого Юнг сделал вывод о том, что такие нарушения в реагировании связаны с наличием заряженных психической энергией «комплексов» — стоило слову–стимулу «дотронуться» до такого комплекса, как у испытуемого появлялись следы легкого эмоционального расстройства.
Здесь начинается царство «Sympaticus»,
души всего живого, где «Я» нераздельно есть и то, и это, где «Я» переживаю другого во мне, а
другой переживает меня в себе.
Этот эпизод навел меня на ту мысль, что нет необходимости рассматривать сны как исходную точку процесса «свободных ассоциаций» в том случае, если хочешь определить комплексы пациента. Описанный случай продемонстрировал мне, что можно достичь центра непосредственно с любой точки окружности. Можно начать с букв кириллицы, с медитации перед хрустальным шаром, с молитвенного колеса или современной живописной картины, или даже со случайного разговора по поводу пустякового события. В этом отношении сон столь же эффективен, как и любое другое отправное событие. И тем не менее сны имеют особое значение даже тогда, когда они возникают в результате эмоционального расстройства, в которое вовлечены присущие тому или иному лицу комплексы.
Утверждающие это
лишь выражают древний «мизонеизм» — страх перед новым и неизвестным.
Мы можем узнать о таких событиях только интуитивно или в
процессе глубокого размышления, который ведет к последующему осознанию того, что они должны
были произойти; и хотя первоначально мы игнори
Меня всегда впечатлял тот факт, что существует удивительное число людей, которые никогда не применяют свой мозг к делу, если этого можно избежать, и одинаковое с ними количество людей, которые непременно им воспользуются, но поразительно глупым образом
интуитивное схватывание архетипа предшествует действию, «спускает курок» инстинктивного поведения
Panda
Pandahas quotedlast year
Но если аналитик при работе с материалом этих снов будет использовать разработанную Фрейдом технику «свободных ассоциаций», он в конце концов обнаружит, что сны могут быть сведены к нескольким основным типам. Эта техника сыграла важную роль в развитии психоанализа, так как она позволила Фрейду использовать сны как исходную точку для исследования бессознательных проблем пациента.
Идея Бога является архетипической, она неизбежно
присутствует в психике каждого человека, но отсюда невозможен вывод о существовании божества
за пределами нашей души.
«Мне вспоминается подготовка к конфирмации, которую проводил мой собственный отец, — писал Юнг спустя несколько десятилетий. – Катехизис был невыразимо скучен. Я перелистал как-то эту книжечку, чтобы найти хоть что-то интересное, и мой взгляд упал на параграфы о троичности. Это заинтересовало меня, и я с нетерпением стал дожидаться, когда мы дойдем на уроках до этого раздела. Когда же пришел этот долгожданный час, мой отец сказал: «Данный раздел мы пропустим, я тут сам ничего не понимаю». Так была похоронена моя последняя надежда. Хотя я удивился честности моего отца, это не помешало мне с той поры смертельно скучать, слушая все толки о религии

On the bookshelvesAll

Даниил Трабун

Психи и гении: их мысли и сны

Albina Malieva

Мозг. Психология. Психиатрия.

Albina Malieva

Мозг. Психология. Психиатрия.

Мария Гюнтер

аналитическая психология (юнгианское)

Related booksAll

Related booksAll

Аниэла Яффе, Джозеф Л.Хендерсон, Иоланда Якобе, Карл Густав Юнг, Мария-Луиза фон Франц

Человек и его символы

Карл Густав Юнг

Воспоминания, сновидения, размышления

Карл Густав Юнг
Ана­ли­ти­че­ская пси­хо­ло­гия. Та­ви­сток­ские лек­ции

Карл Густав Юнг

Аналитическая психология. Тавистокские лекции

Карл Густав Юнг

Психологические типы

Карл Густав Юнг
Бpак как пси­хо­ло­ги­че­ское от­но­ше­ние

Карл Густав Юнг

Бpак как психологическое отношение

Карл Густав Юнг
Про­блемы души на­шего вре­мени

Карл Густав Юнг

Проблемы души нашего времени

Карл Густав Юнг, Эрих Нойманн

Психоанализ и искусство

On the bookshelvesAll

Психи и гении: их мысли и сны

Мозг. Психология. Психиатрия.

Мозг. Психология. Психиатрия.

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)