ru
Александр Солженицын

Архипелаг ГУЛАГ

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
    Вера Третьякhas quoted2 hours ago
    Мы любим сердиться на безответных, на тех, кто слабей. Это есть в человеке. И аргументы сами как–то ловко подскакивают, что мы правы.
    Вера Третьякhas quoted7 days ago
    лучше ошибиться в милосердии, чем в казни».
    Вера Третьякhas quoted8 days ago
    Полтавская победа была несчастьем для России: она потянула за собой два столетия великих напряжений, разорений, несвободы — и новых, и новых войн. Полтавское поражение было спасительно для шведов: потеряв охоту воевать, шведы стали самым процветающим и свободным народом в Европе[76].
    Вера Третьякhas quoted8 days ago
    Простая истина, но и ее надо выстрадать: благословенны не победы в войнах, а поражения в них! Победы нужны правительствам, поражения нужны — народу. После побед хочется еще побед, после поражения хочется свободы — и обычно ее добиваются.
    Вера Третьякhas quoted8 days ago
    Одна жизнь нам дана, одна маленькая, короткая! — а мы преступно суем ее под чьи–то пулеметы или лезем с ней, непорочной, в грязную свалку политики
    Вера Третьякhas quoted8 days ago
    Одна жизнь нам дана, одна маленькая, короткая! — а мы преступно суем ее под чьи–то пулеметы или лезем с ней, непорочной, в грязную свалку политики.
    Вера Третьякhas quoted8 days ago
    Эта война вообще нам открыла, что хуже всего на земле быть русским.
    Вера Третьякhas quoted17 days ago
    Но линия, разделяющая добро и зло, пересекает сердце каждого человека.
    Вера Третьякhas quoted18 days ago
    Под этой трубой мы гуляли — в бетонной коробке, на крыше Большой Лубянки, на уровне шестого этажа. Стены еще и над шестым этажом возвышались на три человеческих роста. Ушами мы слышали Москву — перекличку автомобильных сирен. А видели — только эту трубу, часового на вышке на седьмом этаже да тот несчастливый клочок Божьего неба, которому досталось простираться над Лубянкой.
    Дмитрий Колтуновhas quoted18 days ago
    Но 10–й пункт 58–й статьи— общедоступен. Он доступен глубоким старухам и двенадцатилетним школьникам. Он доступен женатым и холостым, беременным и невинным, спортсменам и калекам, пьяным и трезвым, зрячим и слепым, имеющим собственные автомобили и просящим подаяние. Заработать 10–й пункт можно зимой с таким же успехом, как и летом, в будний день, как и в воскресенье, рано утром и поздно вечером, на работе и дома, в лестничной клетке, на станции метро, в дремучем лесу, в театральном антракте и во время солнечного затмения.

    Сравниться с 10–м пунктом по общедоступности мог только 12–й—недонесение или «знал—не сказал». Все те же, как выше сказано, могли получить этот пункт и во всех тех же условиях, но облегчение состояло в том, что для этого не надо было даже рта раскрывать, ни браться за перо. В бездействии–то пункт и настигал! А срок давался тот же: 10 лет и 5 намордника.
    Дмитрий Колтуновhas quoted19 days ago
    А между тем ни по одному из этих признаков человек не может быть зачислен в интеллигенцию. Если мы не хотим потерять это понятие, мы не должны его разменивать. Интеллигент не определяется профессиональной принадлежностью и родом занятий. Хорошее воспитание и хорошая семья тоже еще не обязательно выращивают интеллигента. Интеллигент — это тот, чьи интересы и воля к духовной стороне жизни настойчивы и постоянны, не понуждаемы внешними обстоятельствами и даже вопреки им. Интеллигент это тот, чья мысль неподражательна.
    Sergey Kastryulinhas quoted19 days ago
    Боялись–то боялись, однако наступал светлый день выборов — выборов любимой народной власти — и равнялись неуемный борец Митрович (и чего ж тогда стоила его борьба?), и уклончивый я, и еще более затаенный, а по виду уступчивей–ший изо всех Григорий Самойлович Маковоз: все мы, скрывая страдательное отвращение, равно шли на это праздничное издевательство. Разрешались выборы почти всем ссыльным, так дешево они стоили, и даже лишенные прав вдруг обнаруживали себя в списках, и их торопили, гнали скорей. У нас в Кок–Тереке не бывало даже кабин для голосования, совсем в стороне стояла одна будка с распахнутыми занавесками, но туда и путь не лежал, неловко было к ней и заворачивать. Выборы состояли втом, чтобы поскорей пронести бюллетени до урны и туда их швырнуть. Если же кто останавливался и внимательно читал фамилии кандидатов, это уже выглядело подозрительным: неужели партийные органы не знают, кого выдвигают, что тут читать?.. Отголосовав, все получали законное право идти выпивать (или зарплату, или аванс всегда выдавали перед выборами). Одетые в лучшие костюмы, все (в том числе ссыльные) торжественно раскланивались на улицах, поздравляя друг друга с каким–то праздником…
    О, сколько раз еще помянешь добрым словом лагерь, где не было этих выборов никаких!
    Julia Zaytsevahas quoted20 days ago
    А 5 сентября 1918, дней через десять после этой телеграммы, был издан Декрет СНК о Красном Терроре, подписанный Петровским, Курским и В. Бонч–Бруевичем. Кроме указаний о массовых расстрелах в нем, в частности, говорилось: «обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях[184].
    Вера Третьякhas quoted20 days ago
    Уже в 1919 главный следовательский прием был: наган на стол.
    Stanislav S.has quoted22 days ago
    У следователей уже не хватает ни горла, ни сил на угрозы и пытки, но есть общий прием: кормить камеры одним соленым, а воды не давать. Кто золото сдаст—тот выпьет воды! Червонец за кружку чистой воды!

    Люди гибнут за металл…
    Дмитрий Колтуновhas quoted23 days ago
    Тут надо прерваться. Тут нельзя не прерваться. Сколько самонасмешки в этом слове! «Мы — не настоящие!..» Язык зэков очень любит и упорно проводит эти вставки уничижительных суффиксов: не мать, а мамка; не больница, а больничка; не свидание, а свиданка; не помилование, а помиловка; не вольный, а вольняшка; не жениться, а поджениться — та же насмешка, хоть и не в суффиксе. И даже четвертная (двадцатипятилетний срок) снижается до четвертака, то есть от двадцати пяти рублей до двадцати пяти копеек.

    Этим настойчивым уклоном языка зэки показывают и что на Архипелаге все не настоящее, все поддельное, все последнего сорта. И что сами они не дорожат тем, чем дорожат обычные люди, они отдают себе отчет и в поддельности лечения, которое им дают, и в поддельности просьб о помиловании, которые они вынужденно и без веры пишут. И снижением до двадцати пяти копеек зэк хочет показать свое превосходство даже над почти пожизненным сроком!
    Дмитрий Колтуновhas quoted23 days ago
    И совсем немолодые женщины оказывались тоже в этом замешаны, даже ставя надзирателей в тупик: на воле на такую женщину никак не подумал бы! А женщины эти не страсти уже искали, а насытить свою потребность о ком–то позаботиться, кого–то согреть, от себя урезать, а его подкормить, обстирать его и обштопать. Их общая миска, из которой они питались, была их священным обручальным кольцом. «Мне не спать с ним надо, а в звериной нашей жизни, как в бараке целый день за пайки и за тряпки ругаемся, про себя думаешь: сегодня ему рубашку починить, да картошку сварим», — объясняла одна доктору Зубову.
    Stanislav S.has quotedlast month
    Беломорцы так говорят о приливе — вода задумалась: это перед тем, как пойти на спад.
    Stanislav S.has quotedlast month
    конца 1929 начинается знаменитая золотая лихорадка, только лихорадит не тех, кто золото ищет, а тех, из кого его трясут. Особенность нового «золотого» потока в том, что этих своих кроликов ГПУ, собственно, ни в чем не винит и готово не посылать их в страну ГУЛАГ, а только хочет отнять у них золото по праву сильного. Поэтому забиты тюрьмы, изнемогают следователи, а пересылки, этапы и лагеря получают непропорционально меньшее пополнение.
    Stanislav S.has quotedlast month
    Знаменитые революционеры, теоретики и провидцы, за семь лет до своей бесславной гибели приветствовали тот рев толпы, не догадываясь, что при пороге их время, что скоро и их имена поволокут в этом реве — «нечистью» и «мразью».
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)