Дом без хозяина, Генрих Бёлль
Read

Дом без хозяина

Роман в 1955 году был назван французскими издателями лучшей иностранной книгой. Это история первого послевоенного поколения, история двух мальчиков — Мартина и Генриха, чьи отцы погибли на фронте.
more
Impression
Add to shelf
Already read
351 printed pages
ДетиКлассика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Елена
Еленаshared an impressionlast month
👍
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Не простая книга о жизни немецких вдов и их детей школьников после войны. Для многих война не закончилась с победой Советского Союза. Война навсегда изменила, разбила жизни многих семей, но жизнь продолжается и как-то надо с этим справляться. Герои Белля делают это вполне достойно!

QuotesAll

Эти интеллигентные бабники приводили ее в ужас. Вся их подчиненная рефлексам и чувству неполноценности жизнь протекает с оглядкой на литературные образцы, и вкусы их колеблются между Сартром и Клоделем.
мужчина не может больше сделать для женщины, чем предложить ей выйти за него замуж.
Там пруд, где Глум голыми руками ловит рыбу и снова бросает ее в воду, там комната над коровником, там можно часами гонять в футбол с Альбертом и Брилахом на утоптанной, выкошенной лужайке, пока не проголодаешься и не захочешь отведать хлеба, который мать Альберта печет сама, а дядя Билль всегда приговаривает: «Намажьте побольше масла». Покачает головой: «Побольше масла». Опять покачает: «Еще больше». И Брилах, всегда такой неулыбчивый, смеется там от души.
ему тоже хотелось размахивать ночным горшком и вопить: «У меня кровь в моче!»
Больда была «порченая», но добрая, мать тоже «порченая», и он подозревал, что она еще к тому же и безнравственная – приглушенный шепот в передней: «Где ты только шляешься?» Глум был не порченый, но странный и добрый, а дядя Альберт и вовсе добрый, хотя не странный и не порченый.
Мы мчимся к горизонту
Я убью тебя, искрошу, изрежу тебя на куски своим оружием, а это страшное оружие – моя улыбка, которая мне ничего не стоит, простое движение мускулов, механизм, который легко привести в движение. У меня больше боеприпасов, чем было у твоих пулеметов, а стоят они мне так же мало, как тебе стоили твои
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)