Read

Избранные эссе 1960-70-х годов

Получила известность после публикации в журнале «Партизан ревью» статьи «Заметки о Кэмпе» (1964). К тому моменту она уже являлась автором небольшого по объему и изысканному по стилю романа «Благодетель» (1963), а также многих статей, печатавшихся в самых престижных американских журналах и имевших читательский резонанс. От статей, посвященных так называемым отверженным художникам, Зонтаг перешла к теоретическим работам о назначении современного искусства и о связях искусства и критики.
more
Impression
Add to shelf
Already read
303 printed pages

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

QuotesAll

Во всяком месте и времени можно найти
абсолютное ничто - ничто как возможность.
Джон Кейдж
Во всяком месте и времени можно найти
абсолютное ничто - ничто как возможность.
Джон Кейдж
А имею ли я право истечь кровью? Так, чтобы меня не останавливали, не накладывали жгут, не перевязывали. Дай мне попробовать. Просто не обращай на меня внимания, пока я буду пробовать.
Все решает тон: трудно верить в идеи, изложенные безличным тоном здравого смысла.
Бегство от интерпретации особенно заметно в современной живописи. Абстрактная живопись — это попытка изгнать содержание в обычном смысле слова; где нет содержания, там нечего истолковывать. Противоположным путем к тому же результату идет поп-арт, пользуясь содержанием, таким очевидным, таким “как есть”, он тоже становится неинтерпретируемым
Бывают эпохи слишком сложные, слишком оглушенные разноречивостью исторического и интеллектуального опыта, чтобы прислушиваться к голосу здравомыслия.
Идеал фашизма состоит в трансформации сексуальной энергии в духовную силу на благо общества.
Становление человека это история исчерпания его возможностей.
Культурные герои нашей либеральной и буржуазной цивилизации - антилибералы и антибуржуа. Если это писатели, то они навязчивы, одержимы, бесцеремонны. Убеждают они исключительно силой - даже не тоном личного авторитета или жаром мысли, но духом беспощадных крайностей и в личности, и в мышлении. Изуверы, кликуши, самоубийцы - вот кто берет на себя бремя свидетельствовать об удушающе церемонных временах, в которые мы живем. Все решает тон: трудно верить в идеи, изложенные безличным тоном здравого смысла. Бывают эпохи слишком сложные, слишком оглушенные разноречивостью исторического и интеллектуального опыта, чтобы прислушиваться к голосу здравомыслия. Все здравое выглядит тогда соглашательством, трусостью, враньем. Сознательно мы гоняемся за здоровьем, но верим в единственную реальность - болезнь. Правду в наше время измеряют ценой окупивших ее страданий автора, а не стандартами объективности, которым он следует на словах. Каждая наша истина требует своего мученика.
Культурные герои нашей либеральной и буржуазной цивилизации - антилибералы и антибуржуа.
Сознательно мы гоняемся за здоровьем, но верим в единственную реальность - болезнь.
Сознательно мы гоняемся за здоровьем, но верим в единственную реальность - болезнь.
Если столько людей колеблются на грани убийства, потери человеческого лица, сексуального сдвига или полного отчаяния и мы будем вести себя соответственно этому, тогда на повестке дня — такая цензура, о которой не мечтали даже самые фанатичные ненавистники порнографии. Потому что если дело обстоит именно так, то не только порнография, а любые формы серьезного искусства и серьезной науки — иначе говоря, все разновидности истины — вещь подозрительная и опасная
Kerf
Kerfhas quotedlast year
В той мере, в какой гегелевская система была истинной, она подводила под философией черту.
Мы понимаем что-то, лишь расположив его в тысячу раз промеренном временном континууме. Существовать теперь значит хоть на минуту сверкнуть в неудержимо бегущем потоке прошлого, настоящего и будущего.
Человека, который любил детей
Работы Арбус служат прекрасным примером ведущей тенденции высокого искусства в капиталистических странах: подавить, или хотя бы уменьшить нравственную и чувственную разборчивость
“По-настоящему свободный ум, - роняет Чоран, - недоступен для любых интимностей с бытием, с объектом и поглощен одним - собственной бездной”.
Учеба - одна из разновидностей коллекционерства, как, например, в цитатах и ежедневных выписках из прочитанного, заносимых Беньямином в блокноты, с которыми он нигде не расставался и отрывки из которых любил зачитывать друзьям вслух. Мысль тоже в родстве с собиранием - по крайней мере, на стадии подготовки.
создали теперь уже привычный образ бездомного интеллектуала. Он (поскольку тип этот, разумеется, мужской) еврей или походит на еврея; принадлежит нескольким культурам; это вечно ищущий женоненавистник; страстный коллекционер; он строит жизнь на преодолении себя, презирая все инстинктивное; перегружен

On the bookshelvesAll

Alexandra Lavrova

was ist Kunst?

L

фото и искусствоведение

Сергей Голиков

КУЛЬТУРА/ИСКУССТВО

Lika

Сьюзен Сонтаг

Related booksAll

Related booksAll

Сьюзен Сонтаг
Вот так мы те­перь жи­вем

Сьюзен Сонтаг

Вот так мы теперь живем

Сьюзен Сонтаг
Сцена письма

Сьюзен Сонтаг

Сцена письма

Сьюзен Сонтаг

Смотрим на чужие страдания

Сьюзен Сонтаг

В Платоновой пещере

Сьюзен Сонтаг

В Америке

Сьюзен Сонтаг
Ма­лыш

Сьюзен Сонтаг

Малыш

Сьюзен Сонтаг

Заново рожденная. Дневники и записные книжки 1947–1963

On the bookshelvesAll

was ist Kunst?

фото и искусствоведение

КУЛЬТУРА/ИСКУССТВО

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)