Избранные эссе 1960-70-х годов, Сьюзен Сонтаг
Read

Избранные эссе 1960-70-х годов

Получила известность после публикации в журнале «Партизан ревью» статьи «Заметки о Кэмпе» (1964). К тому моменту она уже являлась автором небольшого по объему и изысканному по стилю романа «Благодетель» (1963), а также многих статей, печатавшихся в самых престижных американских журналах и имевших читательский резонанс. От статей, посвященных так называемым отверженным художникам, Зонтаг перешла к теоретическим работам о назначении современного искусства и о связях искусства и критики.
more
Impression
Add to shelf
Already read
303 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

QuotesAll

Во всяком месте и времени можно найти
абсолютное ничто - ничто как возможность.
Джон Кейдж
Во всяком месте и времени можно найти
абсолютное ничто - ничто как возможность.
Джон Кейдж
А имею ли я право истечь кровью? Так, чтобы меня не останавливали, не накладывали жгут, не перевязывали. Дай мне попробовать. Просто не обращай на меня внимания, пока я буду пробовать.
Все решает тон: трудно верить в идеи, изложенные безличным тоном здравого смысла.
Бегство от интерпретации особенно заметно в современной живописи. Абстрактная живопись — это попытка изгнать содержание в обычном смысле слова; где нет содержания, там нечего истолковывать. Противоположным путем к тому же результату идет поп-арт, пользуясь содержанием, таким очевидным, таким “как есть”, он тоже становится неинтерпретируемым
Бывают эпохи слишком сложные, слишком оглушенные разноречивостью исторического и интеллектуального опыта, чтобы прислушиваться к голосу здравомыслия.
Сознательно мы гоняемся за здоровьем, но верим в единственную реальность - болезнь.
Идеал фашизма состоит в трансформации сексуальной энергии в духовную силу на благо общества.
Становление человека это история исчерпания его возможностей.
Культурные герои нашей либеральной и буржуазной цивилизации - антилибералы и антибуржуа. Если это писатели, то они навязчивы, одержимы, бесцеремонны. Убеждают они исключительно силой - даже не тоном личного авторитета или жаром мысли, но духом беспощадных крайностей и в личности, и в мышлении. Изуверы, кликуши, самоубийцы - вот кто берет на себя бремя свидетельствовать об удушающе церемонных временах, в которые мы живем. Все решает тон: трудно верить в идеи, изложенные безличным тоном здравого смысла. Бывают эпохи слишком сложные, слишком оглушенные разноречивостью исторического и интеллектуального опыта, чтобы прислушиваться к голосу здравомыслия. Все здравое выглядит тогда соглашательством, трусостью, враньем. Сознательно мы гоняемся за здоровьем, но верим в единственную реальность - болезнь. Правду в наше время измеряют ценой окупивших ее страданий автора, а не стандартами объективности, которым он следует на словах. Каждая наша истина требует своего мученика.
Культурные герои нашей либеральной и буржуазной цивилизации - антилибералы и антибуржуа.
Сознательно мы гоняемся за здоровьем, но верим в единственную реальность - болезнь.
Сознательно мы гоняемся за здоровьем, но верим в единственную реальность - болезнь.
Если столько людей колеблются на грани убийства, потери человеческого лица, сексуального сдвига или полного отчаяния и мы будем вести себя соответственно этому, тогда на повестке дня — такая цензура, о которой не мечтали даже самые фанатичные ненавистники порнографии. Потому что если дело обстоит именно так, то не только порнография, а любые формы серьезного искусства и серьезной науки — иначе говоря, все разновидности истины — вещь подозрительная и опасная
Kerf
Kerfhas quotedlast year
В той мере, в какой гегелевская система была истинной, она подводила под философией черту.
Мы понимаем что-то, лишь расположив его в тысячу раз промеренном временном континууме. Существовать теперь значит хоть на минуту сверкнуть в неудержимо бегущем потоке прошлого, настоящего и будущего.
Человека, который любил детей
Работы Арбус служат прекрасным примером ведущей тенденции высокого искусства в капиталистических странах: подавить, или хотя бы уменьшить нравственную и чувственную разборчивость
“По-настоящему свободный ум, - роняет Чоран, - недоступен для любых интимностей с бытием, с объектом и поглощен одним - собственной бездной”.
Учеба - одна из разновидностей коллекционерства, как, например, в цитатах и ежедневных выписках из прочитанного, заносимых Беньямином в блокноты, с которыми он нигде не расставался и отрывки из которых любил зачитывать друзьям вслух. Мысль тоже в родстве с собиранием - по крайней мере, на стадии подготовки.

Related booksAll

Сьюзен Сонтаг
Вот так мы те­перь жи­вем
Сьюзен Сонтаг
Сцена письма
Сьюзен Сонтаг
Сцена письма
В Платоновой пещере, Сьюзен Сонтаг
Сьюзен Сонтаг
В Платоновой пещере
В Америке, Сьюзен Сонтаг
Сьюзен Сонтаг
В Америке
Сьюзен Сонтаг
Ма­лыш
Сьюзен Сонтаг
Малыш
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)