Матисс, Александр Иличевский
Read

Матисс

В романе Александра Иличевского «Матисс» речь идет не о знаменитом французском художнике, а о русском физике, который неожиданно решается на «перемену участи» и становится бродягой, бомжом. А Матисс – это символ яркости, света, невозможного, того, чего не хватает в повседневной жизни герою, – он яростно противится обыденности и несвободе.
Роман удостоен премии «Русский Букер».
more
Impression
Add to shelf
Already read
334 printed pages
Современная проза

Related booksAll

Матисс, Александр Иличевский
Матисс
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

QuotesAll

Королеву нравилось бывать под землей прежде всего потому, что здесь было тихо. Тишина позволяла ему, спускаясь в шахту, проникать в самого себя. После городской громовой глухоты он упивался просторной чуткой легкостью, освобождавшей его голову для внутренних свободных действий. В тишине у него расслаблялись шейные мышцы и мышцы скальпа. Внутренне он словно бы становился ближе к самому себе. Чувства собственные теперь можно было разглядеть, можно было их ощупать, нетрудно было перепроверить их правоту, исцелить, попросить прощения. В тишине существование становилось осмысленным, несмотря на страх – не то ответственности, не то вызванный простым присутствием смысла.
Будущее время должно было состоять не из прошлого, а из выбора прошлого, его осмысления, собранного по точкам созидающего отчуждения.
Вообще, продолжал размышлять Королев, не бессмыслен бытующий в народе слух, что Гагарин жив, что его упрятали с глаз долой, поменяв ему лицо, поселив в какой-нибудь горе на Урале. Или – что его на небо взяли живым. Как Еноха. Как бы там ни было, в русских деревнях фотографию Гагарина можно встретить чаще, чем икону. Фотографию, на которой милым круглым лицом запечатлен первый очеловеченный взгляд на круглую мертвую планету.
влекущая бессмыслица детства стала теперь совпадать со смыслом смерти
они строят не дом, а нагромождение ульев. Он орал:
— Это что, дом?! Я вас спрашиваю! Это бред, воображенье идиота. Тоже мне, Барселона! Отец, что ты делаешь? Прогони их!
Родись он в Питере, думал Королев, этот город совсем по-другому бы его слепил, выпестовал – одним только пространством

Related booksAll

Аномалия Камлаева, Сергей Самсонов
Сергей Самсонов
Аномалия Камлаева
Чертово колесо, Михаил Гиголашвили
Михаил Гиголашвили
Чертово колесо
Воскресение в Третьем Риме, Владимир Микушевич
Владимир Микушевич
Воскресение в Третьем Риме
Блуждающее время, Юрий Мамлеев
Юрий Мамлеев
Блуждающее время
Перс, Александр Иличевский
Александр Иличевский
Перс
Современный патерик, Майя Кучерская
Майя Кучерская
Современный патерик
Мифогенная любовь каст, Павел Пепперштейн, Сергей Ануфриев
Павел Пепперштейн, Сергей Ануфриев
Мифогенная любовь каст
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)