ru
Free
Read

Возмездие

Музыка Блока, родившаяся на рубеже двух эпох, вобрала в себя и приятие страшного мира с его мученьями и гибелью, и зачарованность странным миром, «закутанным в цветной туман». С нею явились неизбывная отзывчивость и небывалая ответственность поэта, восприимчивость к мировой боли, предвосхищение катастрофы, предчувствие неизбежного возмездия. Александр Блок — откровение для многих читательских поколений.

«Самое удобное измерять наш символизм градусами поэзии Блока. Это живая ртуть, у него и тепло и холодно, а там всегда жарко. Блок развивался нормально — из мальчика, начитавшегося Соловьева и Фета, он стал русским романтиком, умудренным германскими и английскими братьями, и, наконец, русским поэтом, который осуществил заветную мечту Пушкина — в просвещении стать с веком наравне.

Блоком мы измеряли прошлое, как землемер разграфляет тонкой сеткой на участки необозримые поля. Через Блока мы видели и Пушкина, и Гете, и Боратынского, и Новалиса, но в новом порядке, ибо все они предстали нам как притоки несущейся вдаль русской поэзии, единой и не оскудевающей в вечном движении.»

Осип Мандельштам
more
Impression
Add to shelf
Already read
39 printed pages
БесплатноПоэзия

ImpressionsAll

b8840815935
b8840815935shared an impressionlast month
🚀Unputdownable

Прекрасно

Igor Kapitula
Igor Kapitulashared an impressionlast year
🐼Fluffy

QuotesAll

Жизнь — без начала и конца.
Нас всех подстерегает случай.
В этом году явственно дали о себе знать направления, которые встали во враждебную позицию и к символизму, и друг к другу: акмеизм, эгофутуризм и первые начатки футуризма. Лозунгом первого из этих направлений был человек — но какой-то уже другой человек, вовсе без человечности, какой-то «первозданный» Адам.
Жизнь — без начала и конца.
Нас всех подстерегает случай.
Над нами — сумрак неминучий,
Иль ясность божьего лица.
По незнакомым площадям
Из города в пустое поле
Все шли за гробом по пятам…
Кладбище называлось: «Воля».
Да! Песнь о воле слышим мы,
Когда могильщик бьет лопатой
По глыбам глины желтоватой;
Когда откроют дверь тюрьмы;
Когда мы изменяем женам,
А жены — нам; когда, узнав
О поруганьи чьих-то прав,
Грозим министрам и законам
Из запертых на ключ квартир;
Когда проценты с капитала
Освободят от идеала;
Когда… — На кладбище был мир.
И впрямь пахнуло чем-то вольным:
В этом году явственно дали о себе знать направления, которые встали во враждебную позицию и к символизму, и друг к другу: акмеизм, эгофутуризм и первые начатки футуризма.
Лишь тем одним, что не мешает…
Всё отразится на таких
Полубезумною насмешкой…
И власть торопится скорей
Всех тех, кто перестал быть пешкой,
В тур превращать, или в коней…
Пройдет одно — придет другое,
Вглядись — уже не та она,
И той, мелькнувшей, нет возврата,
Ты в ней — как в старой старине…
Тема заключается в том, как развиваются звенья единой цепи рода.
Жизнь старших близится к закату.
(Что ж, как полудня ни жалей,
Не остановишь ты с полей
Ползущий дым голубоватый).
Юность — это возмездие.
Ибсен
«Вы — сын профессора?»

On the bookshelvesAll

euenie

зарубежная литература

Алевтина Обедина

Книги к сессии

Олег Горбатюк

Блок

Related booksAll

Related booksAll

Александр Блок

Когда вы стоите на моем пути

Александр Блок

Последние дни императорской власти

Александр Блок
Пуш­кин­скому Дому

Александр Блок

Пушкинскому Дому

Афанасий Фет

Певице

Александр Блок

Ветер принес издалека

Афанасий Фет

На качелях

Афанасий Фет

Морская даль во мгле туманной

On the bookshelvesAll

зарубежная литература

Книги к сессии

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)