ru
Free
Read

На дне. Избранное (Сборник)

Максим Горький (псевдоним Алексея Максимовича Пешкова; 1868–1936) – едва ли не самый известный и вместе с тем самый «непрочитанный» писатель XX века. Его творческое наследие огромно и разнообразно. В этом томе, составленном на основе современных школьныхпрограмм по литературе, перед читателями предстанет разноликий Горький – не только автор самобытной прозы и драматург, но и поэт, а также публицист. Возможно, те, кто окончил школу в советские времена, уже вместе со своими детьми откроют для себя новый образ этого художника слова – способного не только вовремя выпустить пропагандистский роман «Мать», но и прозревавшего сокровенные тайны человеческой натуры и людского сообщества.
more
Impression
Add to shelf
Already read
827 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

QuotesAll

Тюрьма – добру не научит, и Сибирь не научит… а человек – научит… да! Человек – может добру научить… очень просто!
Нет сказок лучше тех, которые создает сама жизнь.
Андерсен
А у меня – была она… настоящая!
Квашня. Конечно! Еще бы… как же! Ты вон заездил жену-то до полусмерти…
Клещ. Молчать, старая собака! Не твое это дело…
Квашня. А-а! Не терпишь правды!
Коновалов сидел за большим столом, посредине кабака, в кругу почтительно и льстиво слушавших его шестерых господ в фантастически рваных костюмах, с физиономиями героев из рассказов Гофмана
Мы собираемся и мы обязаны строить новую жизнь на началах, о которых издавна мечтали. Мы понимаем эти начала разумом, они зна
Не в этом дело, Барон! Не в этом дело! Человек – выше! Человек – выше сытости!..
Живем – пакостно: в молодости землю обесчестив, под старость на небо лезем, по монастырям, по богомольям шатаясь…
открывала на миг слева – безграничную степь, справа – бесконечное море и прямо против меня – фигуру Макара Чудры, старого цыгана, – он сторожил коней своего табора, раскинутого шагах в пятидесяти от нас.
В жизни, знаешь ли ты, всегда есть место подвигам. И те, которые не находят их для себя, – те просто лентяи или трусы, или не понимают жизни, потому что, ка
И вижу я, что не живут люди, а всё примеряются, примеряются и кладут на это всю жизнь. И когда обворуют сами себя, истратив время, то начнут плакаться на судьбу. Что же тут – судьба? Каждый сам себе судьба! Всяких людей я нынче вижу, а вот сильных нет! Где ж они?.. И красавцев становится всё меньше.
Медведев. Никак – скандал?
Бубнов. Похоже…
Квашня. Пойти поглядеть…
Медведев. И мне надо идти… Эх, служба! И зачем разнимают людей, когда они дерутся? Они и сами перестали бы… ведь устаешь драться… Давать бы им бить друг друга свободно, сколько каждому влезет… стали бы меньше драться, потому побои-то помнили бы дольше…
Максим Горький был не только писателем. Он был крупнейшим общественным деятелем, считавшим, что его
Василиса. Что же говорить? Насильно мил не будешь…
У!.. стариками родитесь вы, русские. Мрачные все, как демоны…
– Жизнь? Иные люди? – продолжал он, скептически выслушав мое возражение на его «Так и надо». – Эге! А тебе что до того? Разве ты сам – не жизнь? Другие люди живут без тебя и проживут без тебя. Разве ты думаешь, что ты кому-то нужен? Ты не хлеб, не палка, и не нужно тебя никому.
Когда труд – удовольствие, жизнь – хороша! Когда труд – обязанность, жизнь – рабство!

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Kcell JSC

10 класс

Kcell JSC

11 класс

Grisha Sargsyan

Русская Классика

Related booksAll

Related booksAll

Максим Горький

Мещане

Максим Горький

Испорченная кровь – тот же яд

Максим Горький
Жен­щина с го­лу­быми гла­зами

Максим Горький

Женщина с голубыми глазами

Максим Горький
Стра­сти-мор­да­сти

Максим Горький

Страсти-мордасти

Максим Горький

Супруги Орловы

Максим Горький

Рассказы

Максим Горький

Русские сказки

On the bookshelvesAll

Классика

10 класс

11 класс

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)