Варвара Еналь

Древние города. Живые. Эра драконов. Книга 2

Дарья Хабароваhas quoted8 months ago
Мы гораздо больше походим друг на друга, чем вам кажется.
— И все же мы разные, —
Дарья Хабароваhas quoted8 months ago
без веры терялся смысл жизни
Дарья Хабароваhas quoted8 months ago
Люк любил Мэй-Си. Просто любил — и все
Дарья Хабароваhas quoted8 months ago
Роботы поубивали людей
Дарья Хабароваhas quoted8 months ago
Не можем не убивать, пока убивают нас самих
Дарья Хабароваhas quoted8 months ago
Всё мертво. И все мертвы…
Дарья Хабароваhas quoted8 months ago
Люди заняты.
Люди заняты войной…
Жанна Козиноваhas quotedlast year
любил Мэй-Си. Просто любил — и все. Объяснений этому не было. Он не мыслил жизни без этой хрупкой светловолосой девушки.
Жанна Козиноваhas quotedlast year
Полное имя он произнес с нежностью, после осторожно подул на пряди волос около уха Мэй и провел пальцем по изгибу ее шеи. Наклонился, поцеловал край ее уха и еле слышно выдохнул:

— Я люблю тебя. Мы должны друг друга беречь, чтобы быть всегда вместе.

— Я бы не жила без тебя, Люк. — Горячий шепот нагревал воздух и зажигал пожар в сердце.

— Я бы тоже не жил.
Жанна Козиноваhas quotedlast year
Почему ты не рассказала? — Отец приподнял брови и с силой отпихнул от себя морду надоедливого пангуса.

— Некогда было. Ну… просто… — Мэй замялась.

— Да продолжай. Важнее было целоваться с Люком. — Брови отца требовательно взлетели вверх.
Жанна Козиноваhas quotedlast year
Мэй вдруг поняла, что хочет провести рукой по широкой смуглой спине, почувствовать под пальцами гладкую прохладную кожу и твердые мускулы. Как будто это прикосновение сделает ее ближе к Люку, как будто этим она заявит о том, что теперь он принадлежит ей, они вместе и всегда будут вместе.
Жанна Козиноваhas quotedlast year
Дальше Мэй не успела додумать, поняв, что засыпает. И позволила себе провалиться в пустую и уютную дремоту. После она чувствовала, что ее несут и кто-то шепчет ей в ухо, что она соня. И даже стало ясно, что это Люк позаботился о ней, побеспокоился и куда-то тащит на руках.

Какая разница куда? Раз он ее несет, значит, будет рядом…
Жанна Козиноваhas quotedlast year
Мэй сидела за спиной и придерживала Люка. Руки у нее были теплыми, и хотелось прижаться к любимой, закрыть глаза и выкинуть из головы клятую войну.
Жанна Козиноваhas quotedlast year
— Не выдумывай. Если ты погибнешь, то погибну я.

— Ты не полетишь завтра со мной. — Люк чуть отстранился и попытался рассмотреть в полумраке лицо Мэй.

Губы светловолосой слегка разъехались в горькой улыбке, она положила ладонь на его руку и совершенно спокойно сказала:

— Попробуй запрети.
Жанна Козиноваhas quotedlast year
Прикосновения Мэй вызывали приятную дрожь. Захотелось, чтобы она обняла крепко и прижалась к нему. Захотелось близости с ней, чтобы расстояния между ними двумя не осталось вовсе.

Видимо, светловолосая девочка почувствовала то же самое, потому что подвинулась и оказалась возле самого его плеча с татуировкой. Люк обнял Мэй, и запах светлых кудрей вскружил голову. Травы, песок, Светило. Река и дым от костра. Вот чем пахла Мэй.
Жанна Козиноваhas quotedlast year
Люк положил руку на шею Енси и нечаянно дотронулся пальцами до руки Мэй. На самом деле ему хотелось обнять светловолосую и уже не выпускать. Хотелось чувствовать ее кудряшки на своих щеках, ее дыхание, слышать ее голос совсем близко, совсем рядом.
Жанна Козиноваhas quotedlast year
первый поцелуй, который она начала сама. Первый раз она сама поцеловала Люка.

Захотелось закричать. Захотелось бить по чему-нибудь или по кому-нибудь. С силой, с яростью.

Не так хотел Люк строить отношения с Мэй, не так хотел целоваться. Они мечтали о вечерах на острове, о костре, о реке, о фруктах. Вот тогда они бы целовались, жарко и страстно. Но не сейчас, не теперь. Не с песком на гу бах и черным пепелищем в сердце…

Будь она проклята, эта война!
Жанна Козиноваhas quotedlast year
точно сошли с ума, сидим тут и обсуждаем наших будущих детей. А мне еще нет и семнадцати
Жанна Козиноваhas quotedlast year
Я тебя люблю. По-настоящему. Не по договору. Ты сводишь меня с ума, светловолосая Мэй.

— Мог бы и не говорить. Это и так ясно. Я тоже втрескалась в тебя по самые уши. Мы сошли с ума, да?
Жанна Козиноваhas quotedlast year
Взрослая жизнь — это возможность любить и быть любимой.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)