Read

Асфальт

«…Я знаю так много умных, сильных, трудолюбивых людей, которые очень сложно живут, которые страдают от одиночества или страдают от неразделённой любви, которые запутались, которые, не желая того, мучают своих близких и сами мучаются. То есть людей, у которых нет внешнего врага, но которые живут очень непросто. Но продолжают жить и продолжают переживать, желать счастья, мучиться, влюбляться, разочаровываться и опять на что-то надеяться. Вот такие люди меня интересуют. Я, наверное, сам такой» (Е. Гришковец).
more
Impression
Add to shelf
Already read
462 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

dobetskiy
dobetskiyshared an impressionlast month
💤Borrrriiinnng!

Не похоже на Гришковца. Слишком слюняво описывает разговоры мужчин, го в целом неплохо!!!

b5213065201
b5213065201shared an impression5 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

💤Borrrriiinnng!

Galina Lagutina
Galina Lagutinashared an impression11 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

vagapovams
vagapovamsshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🐼Fluffy

Легкая,тихая, правдивая. Для тех людей, чей внутренний голос звучит громче окружающих звуков и событий.

Anna Glinina
Anna Glininashared an impressionlast year
👍
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Не оторваться! Очень интересно и оставляет приятное послевкусие.

👍
🚀Unputdownable

Anastasia Krylova
Anastasia Krylovashared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable

Тепло, глубоко и волнительно. Обожаю простой слог Гришковца. И простые совсем чувства, что знакомы каждому из нас, но порою неосознаваемы.

tatiana752010
tatiana752010shared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

b9153200692
b9153200692shared an impression2 years ago
👎

QuotesAll

Он не мог поверить, что писатель может быть просто занудливым и многословным дураком
Он понял, что с какого-то момента его стали больше устраивать и даже радовать те люди, которые просто умели себя хорошо вести. Этакие вежливые, пунктуальные, не сокращающие дистанцию, немногословные; такие вот редкие, в общем-то, у нас люди. Какие у них там камни за пазухой и фиги в кармане – это их дело.
– Так вот, Сёпа, дорогой! Миша говорил, что отдыхать «вообще» невозможно. Нужно отдыхать от чего-то. Понимаешь? И если хорошо и отчётливо понять, отчего ты устал, то можно более эффективно отдохнуть. Правильно я, Миша, тебя понял? – медленно и слегка растягивая слова, как для детей, сказал Сергей.
с какого-то момента его стали больше устраивать и даже радовать те люди, которые просто умели себя хорошо вести. Этакие вежливые, пунктуальные, не сокращающие дистанцию, немногословные; такие вот редкие, в общем-то, у нас люди. Какие у них там камни за пазухой и фиги в кармане – это их дело. Но вот вовремя пришёл, сказал всё только по делу, улыбнулся, попрощался и ушёл, даже раньше намеченного, – значит, приятный и, скорее всего, умный человек. С такими хотелось сотрудничать и даже общаться.
Он только никак не мог вспомнить, когда и как с ним такое произошло. Когда ему перестали быть необходимыми импульсивные и искренние проявления характера и чувств и как случилось то, что ему, по совести, стало не очень важно, как к нему относятся коллеги, приятели, соседи, сограждане, руководители города и страны. Лишь бы хорошо себя вели. Он не мог вспомнить, как и когда с ним произошло такое изменение.
Она сказала в том смысле, что, когда умирает любимое животное, человек остаётся один со своим горем, никто сильно не сочувствует. Когда умирает близкий человек, тогда все понимают, и кто искренне, кто формально, а кто за компанию, но все понимают и сочувствуют. А
Миша называл такую погоду в это время года: «самая элегантная погода». Он очень любил середину осени в погожие, сухие дни. Это было редкое время, когда можно было одеваться красиво. Редко в Москве можно было носить тонкое пальто и любимые туфли.
Но он не слышал ни разу ни от кого и не знал ни одного человека и даже про таких не слыхивал… которые могли бы сказать: «Я приехал в Москву, чтобы иметь возможность прогуляться по Остоженке, чтобы бродить по Тверской, посещать Третьяковскую галерею, Боль
И конечно, наши люди самые весёлые, искренние, щедрые, открытые, а наши женщины самые красивые и добрые. Мы вообще лучше всех. Но зато там люди умеют себя вести. Они меня знать не знают, но говорят мне «доброе утро» и улыбаются. Всегда! Конечно, это ничего не значит, и это просто обычное для них дело. Но меня это устраивает. Я зашёл там пару раз в одно кафе, меня на третий раз узнают, и будут мне рады. Пусть не очень сильно рады, пусть даже они подумают, что я дурак, или вообще обо мне ничего не подумают. Но я же этого не знаю. А они этого не скажут, никак не покажут и даже не намекнут. И, кстати, если вдруг я им очень понравлюсь, они всё равно будут вести себя так же, в душу не полезут, душить в объятиях не станут. Они умеют себя вести. Продавцы там умеют продавать, полицейские быть строгими, но не хамами, повара умеют готовить, а музыканты умеют играть музыку. Не больше того, но и не меньше. А главное, всё-таки не больше того. И там бывают исключения, но редко. И мне так это нравится. Я не понимаю их, я не знаю толком, как они живут и зачем, я не понимаю, о чём они говорят и о чём пишут их газеты. Братцы, я их даже не люблю, они мне просто нравятся. Они умеют себя вести.
Действовать по плану намного легче, чем бездействовать без плана».
чтобы рядом не было людей, которых знаю я, – он снова сделал паузу. – Я не имею в виду знакомых людей, а имею в виду людей, которые, как мне кажется, мне понятны. А у моря от таких не спрячешься. К какому морю ни поедешь, там уже их много. И с первого же взгляда я вижу, что это как раз те люди, от которых я хотел отдохнуть, а со второго взгляда уже видно, приблизительно из какого города он приехал, чем приблизительно занимается, сколько приблизительно зарабатывает или хочет зарабатывать, и точно видно, с подругой, с женой или с любовницей он приехал.
что гость, как рыба, начинает вонять на третий день.
Молодец! – сморщившись, покосился на него Стёпа. – Это в смысле: как расслабиться? А надо не напрягаться! С тобой понятно. С тобой после твоих сорока поговорим. А ты Миша, ты от чего отдыхаешь? И следующий мой вопрос – как?
Страшная новость накрыла его, но горе – ещё нет, осознание ещё не пришло.
Соня была классная! Очень весёлая, решительная, красивая и явно что-то серьёзное пережившая
Братцы, я их даже не люблю, они мне просто нравятся. Они умеют себя вести. Я среди них отдыхаю.
отдыхать «вообще» невозможно. Нужно отдыхать от чего-то. Понимаешь? И если хорошо и отчётливо понять, отчего ты устал, то можно более эффективно отдохнуть
приятельствовали, периодически доходя до дружбы.
Миша в последнее время боролся с тревогами и беспокойствами в себе. Он даже старался не допускать никаких тревожащих его ситуаций.
нужно, чтобы кто-то знал, что есть такой Сёпа, которому можно позвонить ночью, и он приедет, даже не спросив, зачем. Да, хочу, чтобы всегда помнили, что если будет плохо, одиноко или просто грустно, есть такой вот толстый, нелепый Сёпа, который бросит всё… Мне надо знать это про себя. И ещё мне надо знать, что я кому-то нужен, и надеяться, что я кому-то необходим. Я так понимаю дружбу, Мишенька! И если ты позвонишь мне ночью, я буду счастлив. Буду счастлив от того, что в трудный момент, ночью, ты вспомнил про меня и не нашёл никого другого для помощи и поддержки. Можно я буду считать тебя своим другом?…

On the bookshelvesAll

Надежда В.

На русском языке

Alexandr Tolochko

Евгений Гришковец

XEON

Художественная лит-ра

Lena Kolobanova

Читать- не перечитать

Related booksAll

Евгений Гришковец

Рубашка

Евгений Гришковец

Реки

Евгений Гришковец

Год жжизни

Евгений Гришковец

А.....а

Евгений Гришковец

Следы на мне (сборник)

Евгений Гришковец

Планка (сборник)

Евгений Гришковец

Планка

On the bookshelvesAll

На русском языке

Евгений Гришковец

Художественная лит-ра

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)