Read

Синдикат

Автор, ранее уже судимый, решительно отметает малейшие поползновения кого бы то ни было отождествить себя с героями этого романа.
Организаций, министерств и ведомств, подобных Синдикату, существует великое множество во всех странах.
Персонажи романа – всего лишь рисованные фигурки, как это и полагается в комиксах; даже главная героиня, для удобства названная моим именем, на самом деле – набросок дамочки с небрежно закрашенной сединой. И все ее муторные приключения в тяжелой стране, давно покинутой мною, придуманы, взяты с потолка, высосаны из пальца. Нарисованы.
Сама-то я и не уезжала вовсе никуда, а все эти три года сидела на своей горе, любуясь башнями Иерусалима, от которого ни за какие деньги не согласилась бы отвести навеки завороженного взгляда…
more
Impression
Add to shelf
Already read
533 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

👍
💀Spooky
😄LOLZ
💧Soppy

QuotesAll

По сути дела, это был Карлсон, которого сняли с крыши, лишили пропеллера и запретили какие бы то ни было игры, кроме одной.
– А что там о них думать, – отозвался он, – десять колен, конечно, утеряны безвозвратно, зато обретены в мифологическом сознании, особенно современном… так
Клещатик был гением выращивания Проектов Глобальных, Международных, Межконфессиональных… – тут же сам становился генеральным подрядчиком по их исполнению), – и главы департаментов должны распахнуть кошельки своих бюджетов…
– Извини, как родитель – родителю: что может быть хуже наркотиков и блядства?
«гам зе яавор…» – «и это пройдет»…
– Я жду подругу, – сказала я молодому человеку в вышитой зеленой жилетке, – вы ее сразу узнаете. Войдет блондинка с лучезарной улыбкой и таким видом, точно любит вас всех, как родственников, но абсолютно не понимает – кто вы и зачем тут оказались. Сведите ее вниз, пожалуйста…
как я люблю профессионалов, Мастеров любого дела! Причем с равным благоговением отношусь к мастеру-парикмахеру, мастеру-портному, мастеру-сантехнику, мастеру-писателю, мастеру-музыканту. С Мастерами всегда чувствуешь себя защищенным и счастливым.
Эта тихая улица, кренящаяся вправо, словно стремилась улечься в уже отросшую тень своих туй и платанов, весь этот город на легендарных холмах, с его ненадежными домами, мимолетными людьми, вечными оливами, синагогами, мечетями и церквами… – весь этот город, колыхаемый сухими струями горного воздуха, пришелся мне впору, тютелька в тютельку, – натягивался на меня, как удобная перчатка на руку… Мне было привычно ловко, привычно жарко и привычно лениво в этом городе, и – видит Бог! – дорога к этому кафе в Долине Призраков заняла у меня не так уж и мало лет.
я состроила такую брезгливую гримасу, что он сразу понял, что обратился к герцогине с просьбой подоить корову
И еще: никогда не могла понять психологии двоеженцев. И только когда вернулась в Россию и стала снова с нею жить, поняла: ты любишь в данный момент ту, которая перед глазами, но думаешь о той, которой рядом нет…»
Климат! — вот что служило оправданием многим, свернувшим с пути. Да, в Иерусалиме климат всегда был пожарче германского, спорить с этим просто глупо. Не считая, конечно, тех нескольких, всем известных, лет, когда в Германии так хорошо топили…

On the bookshelvesAll

Elena Sycheva

Современная русская проза

Анна Мусеева

Дина Рубина

Мария Плотникова

2017

yulie

художественная литература

Related booksAll

Related booksAll

Дина Рубина

Холодная весна в Провансе

Дина Рубина

Почерк Леонардо

Дина Рубина

Больно только когда смеюсь

Дина Рубина

Наш китайский бизнес

Дина Рубина

Вот идет Мессия!

Дина Рубина

Еврейская невеста

Дина Рубина

Белая голубка Кордовы

On the bookshelvesAll

Современная русская проза

Дина Рубина

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)