ru
Free
Read
Impression
Add to shelf
Already read
43 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

👍
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

QuotesAll

Тут и приснилось мне, будто я хожу по краю плоского круга, покрытого сводом серенького неба. Хожу я по черте горизонта и щупаю руками холодное, твёрдое, это - край неба, он плотно врос, притёрся к жёсткой, как железо, но беззвучной земле, - шагов моих на ней не слышно. Как тусклое зеркало, небо отражает моё уродливо изогнутое тело, лицо у меня искажённое, руки дрожат, и моё отражение протягивает ко мне эти дрожащие руки, пальцы их неестественно изогнуты, не сжимаются.
Под "душой" я понимаю мысль, возвышенную до безумия, так сказать, верующую мысль, которая навсегда и неразрывно связана с волей. Суть моей жизни, должно быть, в том, что такой "души" у меня не было, а я этого не понимал
Я думаю, что ещё в юности, когда слагается человек, он, волею своей, должен задушить в себе зародыши всех личностей, кроме одной, самой лучшей.
А вдруг он именно её и задушит, лучшую? Ведь - чорт её знает, которая лучшая-то!
Вы знаете: я способен на подвиг. Ну, и вот также подлость,
- порой так и тянет кому-нибудь какую-нибудь пакость
сделать, - самому близкому.
- Бросил бы ты, Пётр, забаву эту! В том, что люди плохо живут, не твоя вина, почему же твоя обязанность налаживать чужую жизнь? Это всё равно как если б ты чужих гусей пас, а своих без призора оставил.
Что я буду писать? Жили во мне два человека, и один к другому не притёрся. Вот и всё.
Подлость требует иногда столь же самоотречения, как и
подвиг героизма.
Жили во мне два человека, и один к другому не притёрся. Вот и всё.
Цельный человек всегда похож на вола - с ним скучно.
Вы знаете: я способен на подвиг. Ну, и вот также подлость,
- порой так и тянет кому-нибудь какую-нибудь пакость
сделать, - самому близкому.
Слова рабочего Захара Махайлова, провокатора,
По существу дела - забота о людях исходит не из любви к ним, а из необходимости окружить себя ими, чтоб с их помощью, их силою, утвердить свою идею, позицию, своё честолюбие.
Может быть, я всё ещё ждал, что кто-то крикнет мне:
"Стой! Куда ты?"
Никто не кричал.
Под "душой" я понимаю мысль, возвышенную до безумия, так сказать, верующую мысль, которая навсегда и неразрывно связана с волей.
Живут во мне, говорю, два человека, и один к другому не притёрся, но есть ещё и третий. Он следит за этими двумя, за распрей их и - не то раздувает, разжигает вражду, не то честно хочет понять: откуда вражда, почему? Это он и заставляет меня писать. Может быть, он и есть подлинный я, кому хочется понять всё или хоть что-нибудь. А может быть, третий-то самый злой враг мой? Это уж похоже на догадку четвёртого. В каждом человеке живут двое: один хочет знать только себя, а другого тянет к людям. Но во мне, я думаю, живёт человека четыре, и все не в ладу друг с другом, у всех разные мысли. Что бы ни подумал один, - другой возражает ему, а третий спрашивает: "Это вы зачем же спорите? И что будет из вашего спора?" Есть, пожалуй, ещё и четвёртый, этот спрятался ещё глубже третьего и молчит, присматривает зверем, до времени тихим. Может быть, он и на всю мою жизнь останется тих и нем, спрятался и равнодушно наблюдает путаницу. Я думаю, что ещё в юности, когда слагается человек, он, волею своей, должен задушить в себе зародыши всех личностей, кроме одной, самой лучшей. А вдруг он именно её и задушит, лучшую? Ведь - чорт её знает, которая лучшая-то!
К восьмому году лучшие зубы революции были выбиты.

On the bookshelvesAll

Olga Ivanova

2016

Related booksAll

Related booksAll

Максим Горький
Сто­рож

Максим Горький

Сторож

Максим Горький
О ев­реях

Максим Горький

О евреях

Максим Горький
Ошибка

Максим Горький

Ошибка

Максим Горький
Тоска

Максим Горький

Тоска

Максим Горький
О маль­чике и де­вочке, ко­то­рые не за­мерзли

Максим Горький

О мальчике и девочке, которые не замерзли

Максим Горький
Тру­бо­чист

Максим Горький

Трубочист

Максим Горький

Испорченная кровь – тот же яд

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)