В спорах о России: А. Н. Островский, Татьяна Москвина
Read

В спорах о России: А. Н. Островский

Для русской драматургии А.Н. Островский сделал ничуть не меньше, чем Шиллер – для немецкой и Расин с Мольером вместе взятые – для французской. Он – автор сорока семи пьес, большинство из которых уже сто пятьдесят лет не сходит с театральных подмостков и украшает репертуары как столичных, так и провинциальных российских театров.
В этой книге известный писатель, драматург и театровед Татьяна Москвина раскрывает перед нами грани неординарной личности А.Н. Островского, своеобразие его мышления и творчества, попутно анализируя последние театральные постановки и экранизации пьес великого драматурга, которого при жизни в московских и петербургских императорских театрах восхищенно называли «наш боженька».
more
Impression
Add to shelf
Already read
311 printed pages
Культура

Related booksAll

28Readers
0Bookshelves
0Impressions
2Quotes

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

QuotesAll

Начиная со второй половины 1850-х годов в творчестве Островского наметится и зазвучит все сильнее могучий конфликт: морали и природы, обычая и воли, закона и стихии («Гроза» и «Грех да беда на кого не живет» – конечно, самые крупные случаи, но не единственные)
Грех да беда на кого не живет» – пьеса, написанная с сохранением основной партитуры «Грозы». В «Грозе» мы находим три высшие силы: демона Домостроя, Ярилу-Солнце (страсти), «милосердного судью» Христа (вера и разум). Но если в «Грозе» они действовали в разных сферах влияния, то здесь живут под одной кровлей, в одном доме.
Миролюбивый кроткий старец Архип говорит в пьесе удивительные слова. Он жалеет о своей слепоте, потому что «больней мне всего, что не вижу я светлого лица человеческого». Не припомнишь, когда и где читал-встречал что-нибудь подобное таким словам. Но тут же, рядом с Архипом – увечный, озлобленный Афоня, жертва демона дома, недовольного слишком страстной любовью хозяина, Льва Краснова, к жене Татьяне. Тем же недовольна родня Краснова, семейство Курицыных, поскольку с точки зрения Домостроя такая исключительная любовь абсолютно не нужна в хозяйстве, она все только путает и мешает, нарушает порядок строгого подчинения.
В душе лавочника Краснова горит сухой страстный жар – тот, что купеческая жена Катерина Кабанова успокоила в водах Волги. А Краснов залил чужой кровью, убив из ревности любимую. Почему так фатален исход? Почему ссора высших сил опять оборачивается человеческой трагедией?
Ярило-Солнце не брезгует кровавыми жертвами, но не требует их. Он нуждается только в одном – в торжестве. Он жаждет торжествовать, сметая все человеческие законы, обычаи, установления, предрассудки, преграды; он хочет доказать, уничтожая разделения сословные, классовые, национальные и прочие, через своих трагических героев, которым внушена всепобеждающая страсть, что это он есть Бог, земной, живой и действующий. Так лавочник Краснов, благодаря своей страсти к Татьяне, совершенно отпал от быта и обычаев своего сословия. Ярило победил.
Но Татьяна холодна к мужу, в ней есть только почти выдуманная от скуки, чуть тепленькая лю

Related booksAll

Общая тетрадь, Татьяна Москвина
Татьяна Москвина
Общая тетрадь
Она что-то знала, Татьяна Москвина
Татьяна Москвина
Она что-то знала
Мужская тетрадь, Татьяна Москвина
Татьяна Москвина
Мужская тетрадь
Женская тетрадь, Татьяна Москвина
Татьяна Москвина
Женская тетрадь
Смерть это все мужчины, Татьяна Москвина
Татьяна Москвина
Смерть это все мужчины
Мечты о прошлом, Аркадий Аверченко
Аркадий Аверченко
Мечты о прошлом
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)