bookmate game
Андрей Ланьков

К северу от 38-й параллели: Как живут в КНДР

Северная Корея, все еще невероятно засекреченная, перестает быть для мира «черным ящиком». Похоже, радикальный социальный эксперимент, который был начат там в 1940-х годах, подходит к концу. А за ним стоят судьбы людей — бесчисленное количество жизней. О том, как эти жизни были прожиты и что происходит в стране сейчас, рассказывает известный востоковед и публицист Андрей Ланьков. Автору неоднократно доводилось бывать в Северной Корее и общаться с людьми из самых разных слоев общества. Это сотрудники госбезопасности и контрабандисты, северокорейские новые богатые и перебежчики, интеллектуалы (которыми быть вроде бы престижно, но все еще опасно) и шоферы (которыми быть и безопасно, и по-прежнему престижно). Книга рассказывает о технологиях (от экзотических газогенераторных двигателей до северокорейского интернета) и монументах вождям, о домах и поездах, о голоде и деликатесах — о повседневной жизни северокорейцев, их заботах, тревогах и радостях. О том, как КНДР постепенно и неохотно открывается миру.
533 printed pages
Original publication
2020
Publication year
2020
Have you already read it? How did you like it?
👍👎

Impressions

    Olga Pavlovashared an impression5 months ago
    💡Learnt A Lot

    «К северу от 38-й параллели: Как живут в КНДР» — крайне (может, даже слишком?) подробное исследование жизни северокорейцев в период с 1950 по 2018 годы.

    От других работ, посвященных той же теме, эту книгу отличает максимальная приближенность к жизни — востоковед и публицист Андрей Ланьков основывается не только на анализе официальных документов и исторических публикаций, но ещё и на личном многолетнем опыте общения как с гражданами Северной Кореи, так и с теми, кто незаконно пересёк границу и остался в Китае, Монголии, Тайвани и Южной Корее.

    Ланьков охватывает буквально каждый аспект быта Северной Кореи: от экономических подъемов и спадов до отношения к сексу и абортам, от развития частной торговли до правил ношения значков с портретами вождей и расписания собраний самокритики. Он показывает северокорейцев не «боевыми роботами» диктаторского режима и не готовыми умереть за демократию революционерами, а обычными живыми людьми, существующими в рамках своей причудливой реальности. Кто-то приспосабливается лучше, кто-то — хуже, кто-то увлечен политикой, а кто-то максимально к ней равнодушен... Ланьков не сгущает краски, но и не становится апологетом действующего режима власти. Он открыто (и с ноткой тепла) рассказывает об объективных фактах, оставляя читателю право самому расставлять акценты «хорошо» и «плохо».

    При прочтении смутило, что некоторая информация (видимо, в силу того, что книга была собрана на основе публиковавшихся ранее очерков и статей) повторяется, причём иногда даже дословно. Кроме того, слог тяжеловат. В остальном — очень даже.

    Olga Volkovashared an impression2 years ago
    👍Worth reading

    Очень подробное исследование Северной Кореи, лично для меня кое-где даже чрезмерно подробное.

    Анастасия Козыреваshared an impression2 years ago
    💡Learnt A Lot

    Ожидала большего. Разложено по полочкам но не хватает легкости стиля изложения

Quotes

    Александраhas quoted3 years ago
    По молодости своей я не понимал тогда одну простую истину: даже в самых репрессивных режимах подавляющее большинство людей все равно стараются жить нормальной жизнью — и в целом это у них обычно получается. В этой нормальной жизни есть работа и отдых, любовь и дружба, и в ней остается не так много места для политики.
    Дмитрий Безугловhas quoted14 days ago
    Результатом усилий ученых из России стала мумия Ким Ир Сена, которую, кстати, в КНДР нельзя называть «мумией», но исключительно «вечным образом Великого Вождя». После смерти Ким Чен Ира в 2011 году сохранением его тела тоже занимались специалисты Центра биомедицинских технологий.
    Дмитрий Безугловhas quoted14 days ago
    Возможно, именно ради этого, то есть для сохранения своей посмертной репутации, Ким Ир Сен и решил сделать своим наследником старшего сына и создать, таким образом, первую в мировой истории «коммунистическую монархию». Ким-старший мог опасаться того, что следующее поколение вождей отнесется к его памяти так же, как в Советском Союзе отнеслись к памяти Сталина. Будучи сыном своего отца, Ким Чен Ир был кровно заинтересован в сохранении его доброго имени

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)