Read

Белые флаги

Impression
Add to shelf
Already read
170 printed pages

ImpressionsAll

Petr Chayrev
Petr Chayrevshared an impression2 years ago

Прочитал за 1 день по рекомендации Дмитрия Быкова. Интересно. Читается легко.

b3174510243
b3174510243shared an impression3 days ago
👍
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable
💧Soppy

Замечательно произведение !

👍
🚀Unputdownable
😄LOLZ
💧Soppy

Философское великолепие простоты и сложности жизни...

lgarbar
lgarbarshared an impression8 months ago

Добрый и тёплый роман, из юности, со слезами и смехом

Нодар Думбадзе, как всегда. Солнце и свет даже в темной тюрьме.

QuotesAll

lyumar
lyumarhas quotedlast year
Я считаю, что или люди сами истребят друг друга, или же бог истребит нас всех. Разве это не так, уважаемый Исидор?
- Нет, не так. Бог не может истребить человечество! - возразил Исидор.
- Почему?
- Потому что бога открыл человек, и с тех пор бог стал богом, с тех пор он существует в сознании Человечества. Не станет человечества - не станет и бога. Бог не пойдет на самоуничтожение!
- Да, но ведь однажды бог уже истребил человечество?
- Когда?
- Во время всемирного потопа!
- Всемирный потоп был блефом!
- Как же так?
- Очень просто. Если б бог действительно желал истребления человечества, он уничтожил бы и Ноя. Однако Ной остался жив, в лице Ноя бог сохранил свое собственное существование!
- Я не могу согласиться с вами, уважаемый Исидор! Ведь существовал же бог до возникновения человека?!
- А кто знал об этом? Об этом знал лишь сам бог, и никто больше. А поскольку единица, умноженная или деленная на единицу, есть та же единица, то бога эта арифметика не устраивала. Потребовалось еще и сложение. Понимаете? Для того, чтобы стать богом, стать вечным, богу понадобились люди. Нет людей - нет бога!
Теперь представь себе эту комнату. Полумрак... Воздух пропитан ароматом чая, восточных пряностей и сигаретного дыма... В комнате тепло... Поют канарейки... Чай, канарейка и... любовь. А? Представляешь себе? Ничего слаще я не видел. Это был ра
Надзиратель продолжал:
- Чейшвили!
- Я, уважаемый!
- Мошиашвили!
- Здесь я, здесь, дорогой!
- Мебуришвили!
- Здесь!
- Гамцемлидзе!
- К вашим услугам!
- Саларидзе!
- Есть!
- Моголадзе!
- Его еще не арестовали! - замечает кто-то.
- Соголадзе, - поправился надзиратель.
- Ищут!
- Чоголадзе! - выкрикивает надзиратель.
- Он в соседней камере, - показывает большим пальцем себе за спину Гулоян.
- Почему же его фамилия в этом списке? - спрашивает надзиратель.
- А я почем знаю? - удивляется Тигран.
- Уважаемый, быть может, вы ищете Гоголадзе? - спрашивает с изысканной вежливостью Шошиа.
Надзиратель молча смотрит на него, потом заглядывает в список и утвердительно кивает головой:
- Да, Гоголадзе!
- В таком случае это - я! - встает Шошиа.
Она ждала меня на тротуаре напротив тюрьмы. В том же выцветшем коверкотовом плаще, с той же синей в белую крапинку косынкой на шее, с тем же термосом в руках.
Она стояла и ждала.
Чтоб не разрыдаться, я закусил нижнюю губу.
Она стояла и ждала.
И я пошел к ней. Я пересек улицу и остановился перед ней.
Она взяла из моих рук котомку, положила ее на тротуар и присела рядом. Присел и я. Она открыла термос и налила в крышку горячего кофе, точно так, как тогда, во время свидания. Не спеша, спокойно я отпил глоток, и приятное тепло разлилось по всему моему телу... И вдруг зашумела улица, задвигались автомобили, кто-то засмеялся, кто-то крикнул. И я услышал срывающийся голос матери:
- Как ты себя чувствуешь, сынок?
- Хорошо, мама!
Она прижала мою голову к своей груди и долго, долго гладила меня по волосам и по лицу. Потом я почувствовал у себя на голове ее горячую слезу, вторую, третью... Мы плакали, сидя в обнимку на тротуаре. Люди останавливались, удивленно глядели на нас, и никто не спросил нас - почему мы плачем в этот полный шума, тепла, солнца и радости день?
Мы сидели, обнявшись, на тротуаре и плакали, не стесняясь никого.
И вновь ночью ко мне явилось Солнце. Оно опоясало меня своим золотым лучом и притянуло к себе. И чем больше я приближался к светилу, тем прохладнее оно становилось. Подойдя вплотную, я коснулся Солнца рукой, и Солнце не обожгло меня. Мы стали вместе взбираться по длинному крутому подъему - впереди Солнце, за ним я. Мы поднялись высоко-высоко, на снежную вершину, в царство вечных, никогда не тающих снегов.
- Это - Джомолунгма! - сказало Солнце и протянуло мне белый флаг.
Я раскрыл флаг и высоко поднял его.
И над миром зареяло белоснежное полотнище - символ добра, милосердия и любви.
Огромный, белый, незапятнанный флаг развевался над миром.
Всякое будущее становится настоящим, затем прошедшим, и это прошедшее - наше будущее..

On the bookshelvesAll

Maria Gorelova

Быков посоветовал

КоммерсантъFM

Чтение по#неволе. Тюрьма в научной и художественной литературе

Анна Анисимова

Грузинская литература

Лейла Летодиани

Грузия

Related booksAll

Related booksAll

Нодар Думбадзе

Кукарача

Нодар Думбадзе

Не бойся, мама!

Нодар Думбадзе

Закон вечности

Нодар Думбадзе

Я вижу солнце

Нодар Думбадзе
Небла­го­дар­ный

Нодар Думбадзе

Неблагодарный

Нодар Думбадзе
Та­мер­лан

Нодар Думбадзе

Тамерлан

Нодар Думбадзе
Аст­вац, инчу амар!

Нодар Думбадзе

Аствац, инчу амар!

On the bookshelvesAll

Быков посоветовал

Чтение по#неволе. Тюрьма в научной и художественной литературе

Грузинская литература

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)