Read

Сатанинские стихи

«Сатанинские стихи» — скандально известный четвёртый роман британского писателя индийского происхождения Салмана Рушди, изданный в 1988 году. Роман написан в жанре магического реализма. Основная тема романа — это эмигранты и эмиграция, невозможность ассимиляции в новой культуре, неизбежность возвращения к корням. Роман запрещен во многих странах. В 1989 году, Аятолла Хомейни приговорил Салмана Рушди к смерти за «Сатанинские стихи». Приговор остается в силе по сей день.
more
Impression
Add to shelf
Already read
770 printed pages

QuotesAll

Наши собственные ложные описания, противостоящие измысленной о нас лжи, скрывают нас ради безопасности нашей тайной сути.
Погодите; разве Творение совершается в спешке?
Я не стану поклоняться тому, чему вы будете поклоняться,
и вы не поклоняйтесь тому, чему я буду поклоняться.
И я не поклоняюсь тому, чему вы поклонялись,
и вы не поклоняетесь тому, чему я буду поклоняться!
У вас — ваша вера, и у меня — моя вера!
я не враг ислама как такового; тем более я — не враг мусульман, некоторые из которых являются моими друзьями; я враг фашизма, и фашизм религиозный ничуть не лучше фашизма националистического, как бы ни прикрывался он Именем Бога), я бралась за его перевод почти неохотно, исключительно гласности ради.
десятиминутному фильму «Покорность», за который был убит его режиссёр Тео ван Гог
Джабраил ни разу не усомнился в чуде; в отличие от Чамчи, который рациональными объяснениями пытался уничтожить чудо, он никогда не прекращал заявлять, что газель была ниспослана свыше, что без песни взмахи руками ни к чему бы не привели, а без взмахов они наверняка пронзили бы волны подобно
Я в английских ботинках, в русской шапке большой, но с индийской душой
расположившаяся под извивающимися картонными декорациями совокупляющихся тантрических [33] фигур эпохи Чанделлов [34],
Молодые американцы: я вижу их в отчаянии, обратившимися к наркотикам и даже, скажу вам прямо, к добрачным сексуальным отношениям. Я сказал это тогда, а теперь я говорю это вам. Если бы я верил, что моим прадедушкой был шимпанзе, я бы и сам, наверное, был сильно подавлен.
«Когда ты был болен, мне нельзя было навещать тебя, чтобы не случилось скандала; ты знал, что я не могу, что ради тебя я остаюсь вдали; но потом ты наказал меня, ты воспользовался этим, чтобы бросить меня, словно тучей, за которой укрылся. Вот в чём дело; и ещё в ней, в ледяной женщине. Ублюдок. Теперь, когда я мертва, я разучилась прощать. Я проклинаю тебя, мой Джабраил, пусть твоя жизнь станет адом. Адом, потому что это — то место, куда ты отправил меня, будь ты проклят; место, откуда ты пришёл, дьявол, и куда ты вернёшься, гадёныш, приятного погружения, чёрт тебя дери».
ещё слишком щедра на уверения
вперемешку с осколками самолёта, такие же фрагментированные, такие же бессмысленные; парили здесь обломки души, разбитые воспоминания, содранные личины, разрозненные наречия, раскрытые тайны, непереводимые шутки, сломанные будущности, потерянные любови, забытые значения пустых, громких слов
вперемешку с осколками самолёта, такие же фрагментированные, такие же бессмысленные; парили здесь обломки души, разбитые воспоминания, содранные личины, разрозненные наречия, раскрытые тайны, непереводимые шутки, сломанные будущности, потерянные любови, забытые значения пустых, громких слов
Как входит в мир новизна? Как рождается она?
печально знаменитой королевы разбойников Фуланы Деви 36, от чьих клятв мгновенно плавились винтовки и превращались в резину карандаши журналистов.
Пока Махунд взбирается на Конни, Джахилья праздновала иную годовщину. Древних времён, когда патриарх Ибрахим вошёл в эту долину с Хаджар и Исмаилом 300, их сыном. Здесь, в этой безводной глуши, он бросил её. Она спросила его: неужто может быть на это воля Божия? Он ответил: да. И ушёл, подонок. Издревле мужчины использовали Бога, чтобы оправдать непростительное. Неисповедимы пути его, — говорят мужчины. Неудивительно тогда, что женщины обращаются ко мне.
Издревле мужчины использовали Бога, чтобы оправдать непростительное. Неисповедимы пути его, — говорят мужчины. Неудивительно тогда, что женщины обращаются ко мне.
Итак, Сатана, обречённый на скитания, блуждания, неприкаянность, лишён постоянного местообитания; и хотя есть у него, ввиду его ангельской природы, некоего рода империя в водных просторах или в воздухе, всё же несомненная часть его наказания состоит в том, что он… лишён всякого определённого прибежища или места, куда мог бы он ступить своею ногой.
Даниэль Дефо, История Дьявола
Пять с половиной часовых поясов расстояния; переверни свои часы вверх тормашками в Бомбее — и увидишь время в Лондоне.
Злость на Бога поддержала Джабраила ещё один день, но потом исчезла и она, уступая место ужасной пустоте, одиночеству, когда он понял, что говорит с тонким воздухом, что вовсе нет там никого; и тогда он, чувствуя себя глупее, чем когда-либо в жизни, начал умолять пустоту: Йа-Аллах, просто будь там, чёрт возьми, просто будь. Но он не чувствовал ничего, ничего-ничегошеньки, пока однажды не понял, что ему и не нужно там что-либо чувствовать. В день этой метаморфозы болезнь отступила и началось выздоровление. И, доказывая себе не-бытие Бога, стоял он теперь в обеденном зале самой известной гостиницы города, со свиньями, ниспадающими с его лица.

On the bookshelvesAll

Алина Лунёва

Иностранка

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Elena Sycheva

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

Arseniy Khitrov

Постколониальная литература

Related booksAll

Related booksAll

Салман Рушди

Прощальный вздох мавра

Салман Рушди

Ярость

Салман Рушди

Восток, запад

Салман Рушди

Гарун и Море Историй

Салман Рушди
Крат­кая хро­но­ло­гия ре­ак­ции на пуб­ли­ка­цию ро­мана «Са­та­нин­ские стихи»

Салман Рушди

Краткая хронология реакции на публикацию романа «Сатанинские стихи»

Салман Рушди

Флорентийская чародейка

Салман Рушди

Земля под ее ногами

On the bookshelvesAll

Иностранка

1001 Books You Must Read Before You Die

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)