История одного путешествия, Гайто Газданов
Read

История одного путешествия

Володя молодой человек без определенных занятий, русский эмигрант и начинающий писатель. Он приезжает из Константинополя в Париж к своему старшему брату, который успешно ведет здесь дело по продаже автомобилей. Парижские встречи с людьми разных национальностей, разных взглядов и разной судьбы оказывают не всегда заметное, но глубокое влияние на внутренний мир Володи. Путешествие в Париж становится значимым этапом его жизненного пути.
more
Impression
Add to shelf
Already read
163 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

QuotesAll

Он слишком чувствителен, il n’a pas la peau assez dure {у него недостаточно грубая кожа (фр.).}, - говорил Володя, - чтобы безболезненно переносить ту чудовищную нелепость, мерзость и идиотизм, в которых протекает нормальная человеческая жизнь. - Нам ничего, а он не может.
Он сам так часто терял все, что ему, казалось, принадлежало, так много раз замечал, что вот, живешь среди известных людей, связанный прочными отношениями, неподвижный, как раз навсегда задуманный и осуществленный чьей-то волей человек, которого ни с кем нельзя смешать, - живешь и через долгое время вдруг начинаешь понимать, что все это родное и как будто неотделимое от тебя с каждым днем становится все дальше, делается все более чуждо - до тех пор, пока в одну неожиданную минуту, - вот точно проснувшись однажды утром, - не поймешь с безнадежной окончательностью, что и ты чужд всему, в чем живешь, что ты уже не узнаешь ни этих людей, ни этих отношений, ни даже домов и улиц родного города, - и тогда начинается иное странствие и снова длится много времени, пока не наступит следующая минута этого тускнеющего, точно слепнущего взгляда, после которого опять одиноко, гулко и тяжело
Подобно тому, как всякое напряжение должно рано или поздно найти себе выход, как нагреваемая вода взрывает тяжелые стальные стенки котла, как ломается лед на реке со страшным пушечным шумом - подобно этому всякий период человеческой жизни, состоящий из постоянно накопляемого отчаяния, бессилия что-то сделать, тоски и задыхающегося, безнадежного ожидания невозможных вещей, - должен кончиться либо смертью и тишиной, либо катастрофой
Vous voyez, c’est toujours les voyages qui vous perdent {Вы всегда теряете свои путешествия (фр.).}.
далекое, что, несмотря на свою хрупкость, весь
свой явный, безумный мираж, сильнее их и их отрицания. Володя вспоминал одну
женщину, немку, нервную и истерическую; она была учительницей немецкого
языка в гимназии и ставила ему дурные отм
Он уехал из Вены лишь много месяцев спустя. Встретив Викторию в кафе, -
в тот вечер - он сказал - теперь, кроме вас, у меня никого нет в Вене. “А
ваши товарищи?” - “Они уехали в Париж сегодня утром”. - “И вы должны были
ехать с ними?” - “Нет”. - “Неправда, вы остались, чтобы не пропустить
свидания, на котором вы обещались быть. Так должен поступить джентльмен, не
правда ли?” - “Нет, просто человек, которому Бог дал глаза, чтобы видеть
вас”, - сказал Артур. “Это начало?” - “Я надеюсь”. Она вздохнула.
В роман входило все или почти все, о чем думал
Володя, - исправленные и представленные не так, как они были, а как ему
хотелось бы, чтобы они произошли, - многие события его жизни; рассказы обо
всем, что он любил - охоты, моря, льды, собаки, государственные люди,
женщины, разливы рек, апрельские вечера, и выпадение атмосферных осадков

Ему казалось, что он принадлежит к людям, которым судьба дала что-то лишнее
и тяжелое, что их давит все время и стесняет их движения и еще заставляет
считать, что настоящее и то, в чем они живут, это все только случайность и
недоразумение; и всю жизнь они бессознательно чего-то ждут, и, что бы ни
случилось, это окажется не тем, - и им суждено умереть с этим ожиданием.
Это была лекция профессора по социологии,
которому весь мир представлялся ветвистой сетью социальных систем, озаряемых
в редкие минуты профессорского вдохновения par le flambeau de la verite
{светоч истины (фр.).}, факелом истины.
независимости ее взглядов от
вздорных моральных принципов
всякий
период человеческой жизни, состоящий из постоянно накопляемого отчаяния,
бессилия что-то сделать, тоски и задыхающегося, безнадежного ожидания
невозможных вещей, - должен кончиться либо смертью и тишиной, либо
катастрофо

Related booksAll

Нищий, Гайто Газданов
Гайто Газданов
Нищий
Княжна Мэри, Гайто Газданов
Гайто Газданов
Княжна Мэри
Гайто Газданов
Ве­чер­ний спут­ник
Гайто Газданов
Вечерний спутник
Гайто Газданов
Чер­ные ле­беди
Гайто Газданов
Черные лебеди
Ошибка, Гайто Газданов
Гайто Газданов
Ошибка
Гайто Газданов
Эве­лина и ее дру­зья
Гайто Газданов
Эвелина и ее друзья
Гайто Газданов
Судьба Са­ло­меи
Гайто Газданов
Судьба Саломеи
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)