Read

Исповедальные беседы

Книга объединяет три шедевра Бергмановской прозы: воспоминания «Латерна магика», уже издававшиеся па русском языке отдельно в 1989 г.; романы «Дети воскресенья» и «Исповедальные беседы», публикуемые книгой впервые. Выдающийся шведский режиссер театра и кино предельно открыто рассказывает в них о себе, о своей жизни в искусстве и размышляет о многих проблемах семьи и общества.
more
Impression
Add to shelf
Already read
572 printed pages

QuotesAll

Сущность дружбы — в открытости, страсти к правде. Увидеть лицо друга или услышать по телефону его голос и высказать самое мучительное, самое неотложное — это освобождение. Либо же друг сам признается в чем-то, о чем он даже подумать не осмеливался. Дружба нередко окрашивается чувственностью. Фигура другая, его лицо, глаза, губы, голос, движения, интонация запечатлены в твоем сознании — секретный код, открывающий твою душу навстречу доверию и сопричастности. Любовные отношения сотрясаются взрывами конфликтов, это неизбежно, дружба же не так расточительна, у нее не так велика потребность в стычках и чистке.
не разыгрывал спектакль с собственной персоной в главной роли — профессиональная болезнь, немилосердно преследовавшая меня всю жизнь и зачастую нарушавшая цельность моих самых глубоких переживаний
Поскольку в душе моей беснуется буря, которой нельзя давать волю, я боюсь всего непредвиденного, непредсказуемого.
Обнаружив, что мать не выносила равнодушия и безразличия — ведь это было ее собственное оружие, — я научился обуздывать свою страсть и повел удивительную игру, главными элементами которой были высокомерие и холодная приветливость.
Я тотчас заревел, на меня шикнули, я спрятался под столом, продолжая бесноваться, мне велели замолчать, я убежал в детскую, ругаясь и проклиная всех, собрался было бежать из дома и в конце концов с горя заснул
Оно спасало меня в критические моменты и в несчастьях, было мне столь же надежной опорой, как и мое сердце. Порой подавляло, причиняло неудобства, но никогда не бывало враждебной, разрушительной силой. Бах называл это состояние радостью, Божьей радостью. Господи всеблагой, не дай мне потерять радость.
Думаю, я понес наименьшие потери благодаря тому, что научился врать. Надел личину, не имевшую практически ничего общего с моим подлинным «я». Но не понимал, что следует четко разграничивать созданный мною образ и свою истинную сущность, и вредные последствия этого еще долго сказывались в моей взрослой жизни и на моем творчестве.
влюбился во влюбленность молоденькой актрисы
Привилегия детства: свободно переходить от волшебства к овсяной каше, от безграничного ужаса к бурной радости.
пытаюсь пробиться сквозь угасшие чувства.
Мое четырехлетнее сердце сгорало от собачьей любви.
Несмотря на врожденную угрюмость, я никогда ничего не воспринимал всерьез, даже собственные трагедии, и порой я сомневаюсь, что жизнь более реальна, чем мои стихи
Про себя я решил, что муки совести — кокетство, ибо мои мучения не в силах искупить нанесенное мною зло.

On the bookshelvesAll

Stas Belkov

Скандинавский калейдоскоп

Николай Меркульев

Книги о кино

A13112002

Кинодело

Игорь Шрайнер

О кино

Related booksAll

Related booksAll

Ингмар Бергман

Картины

Ингмар Бергман

Благие намерения

Ингмар Бергман

Жестокий мир кино (Лaтepнa магика)

Ингмар Бергман

Стыд и позор

Ингмар Бергман

Каждый фильм – мой последний

Ингмар Бергман

Воскресный ребенок

Ингмар Бергман

Осенняя соната

On the bookshelvesAll

Скандинавский калейдоскоп

Книги о кино

Кинодело

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)