Ольга Черненькова

Воин и дева. Мир Николая Гумилева и Анны Ахматовой

b2779119286
b2779119286has quoted2 years ago
«Нужно идти по линии наибольшего сопротивления. Это мое правило. Если приучить себя к этому, ничто не будет страшно»
Arina Kasamara
Arina Kasamarahas quoted2 months ago
В восемь лет Аня читала Тургенева, а в тринадцать «знала уже по-французски и Бодлера, и Верлена, и всех проклятых»
Vera Cansadadeserfeliz
Vera Cansadadeserfelizhas quoted3 months ago
Да и мать Анны — Инна Эразмовна, урожденная Стогова — была близка к террористической организации. Ничтоже сумняшеся, она отдала на нужды террористов, готовивших покушение на царя, 2200 рублей, оставленных ей умершим в 1880 году отцом. Овдовев в первом браке, «женщина с прозрачными глазами» (которые Анна унаследовала от нее) приехала из Киева в Петербург, чтобы учиться на Бестужевских курсах. Отец ее, жандармский офицер, был преданным защитником престола.
ekaterinaeremkina
ekaterinaeremkinahas quoted4 months ago
А вот Анне, несмотря на то что многие стихи посвящены ей, Гумилев свой первый сборник не послал.
ekaterinaeremkina
ekaterinaeremkinahas quoted4 months ago
Немногим позже в стихах юного Гумилева «странник дивный» зовет девушку на высоты, где живут люди, увенчанные огнем. И предлагает стать королевой этих людей, а он, разумеется, будет королем. Но взгляд девушки тих, и сердце спокойно, она не откликается на его призывы.
Эричка
Эричкаhas quotedlast year
Она никогда не занималась рукоделием, не шила, предпочитая всем женским делам зимой коньки, а летом плавание и велосипед, и всегда — книги.
Эричка
Эричкаhas quotedlast year
Исповедальность уйдет, поэт обратится к балладной сюжетности. Много позже он будет советовать ученикам, дабы избежать излишней неврастеничности в стихах, писать баллады. Отстраненное повествование дает возможность поэту скрыть авторскую позицию, установить дистанцию с читателем.
Эричка
Эричкаhas quotedlast year
Когда Ане было пятнадцать, они с мамой ехали мимо того места, где она родилась. Инна Эразмовна предложила сойти и посмотреть дачу Саракани, на которой родилась Аня и которую она еще не видела. У входа девица заявила:

— Здесь когда-нибудь будет мемориальная доска.

Мама огорчилась:

— Боже, как плохо я тебя воспитала.
Эричка
Эричкаhas quotedlast year
«Нужно идти по линии наибольшего сопротивления. Это мое правило. Если приучить себя к этому, ничто не будет страшно», — говорил он позже. Ему приходилось преодолевать многое и в себе, и окружающем мире.
Эричка
Эричкаhas quotedlast year
Нет, не зря Гумилев носил имя Николай, означающее «победитель народов». Стремление побеждать «моря и девушек, врагов и слово» станет его жизненным принципом.
Эричка
Эричкаhas quotedlast year
А еще красивы были руки, что женщины часто ценят в мужчине более, чем что-либо другое. Все, кто описывал его внешность, непременно упоминали об этих аристократических руках.
Надежда Циолковская
Надежда Циолковская has quotedlast year
Как забуду? Он вышел шатаясь,

Искривился мучительно рот…

Почему? «Оттого что я терпкой печалью // Напоила его допьяна». Героиня стремительно бежит за ним, силясь остановить.

Задыхаясь, я крикнула: «Шутка

Все, что было. Уйдешь, я умру».

Однако он уже справился с собой, пока шел до ворот, поэтому

Улыбнулся спокойно и жутко

И сказал мне: «Не стой на ветру».
Anastasia Kharitonova
Anastasia Kharitonovahas quotedlast year
Хорони, хорони меня, ветер!
Родные мои не пришли,
Надо мною блуждающий вечер
И дыханье тихой земли.

Я была, как и ты, свободной,
Но я слишком хотела жить.
Видишь, ветер, мой труп холодный,
И некому руки сложить.

Закрой эту черную рану
Покровом вечерней тьмы
И вели голубому туману
Надо мною читать псалмы.

Чтобы мне легко, одинокой,
Отойти к последнему сну,
Прошуми высокой осокой
Про весну, про мою весну.
Anastasia Kharitonova
Anastasia Kharitonovahas quotedlast year
Я вспомню, и что-то должно появиться,
Как в сумрачной драме развязка:
Печальная девушка, белая птица
Иль странная, нежная сказка.‹…›

Но мне не припомнить. Я слабый, бескрылый,
Смотрю на ночные озера
И слышу, как волны лепечут без силы
Слова рокового укора.
Anastasia Kharitonova
Anastasia Kharitonovahas quotedlast year
И, помню, я воскликнул: «Выше горя
И глубже смерти – жизнь!
Anastasia Kharitonova
Anastasia Kharitonovahas quotedlast year
Царица – иль, может быть, только печальный ребенок, –
Она наклонялась над сонно вздыхающим морем,
И стан ее, стройный и гибкий, казался так тонок,
Он тайно стремился навстречу серебряным зорям.

Сбегающий сумрак. Какая-то крикнула птица,
И вот перед ней замелькали на влаге дельфины.
Чтоб плыть к бирюзовым владеньям влюбленного принца,
Они предлагали свои глянцевитые спины.

Но голос хрустальный казался особенно звонок,
Когда он упрямо сказал роковое «не надо»…
Царица – иль, может быть, только капризный ребенок,
Усталый ребенок с бессильною мукою взгляда.
Anastasia Kharitonova
Anastasia Kharitonovahas quotedlast year
По возвращении в Париж Гумилев думал о самоубийстве. Он послал Анне свою фотографию с четверостишием из стихотворения Бодлера «Жалобы Икара». В переводе эти строчки звучат так: «Но сожженный любовью к прекрасному, / Я не удостоюсь высшей чести / Дать мое имя бездне, / Которая станет моей могилой».
Anastasia Kharitonova
Anastasia Kharitonovahas quotedlast year
В жизни бывают периоды, когда утрачивается сознанье последовательности и цели, когда невозможно представить своего “завтра” и когда все кажется странным, пожалуй даже утомительным сном.
Anastasia Kharitonova
Anastasia Kharitonovahas quotedlast year
Гумилев прислал ей в Севастополь «Цветы зла» Бодлера с надписью: «Лебедю из лебедей – путь к его озеру».
Ирина Сысоева
Ирина Сысоеваhas quotedlast year
Солнечный морозный день, предвкушение любимого праздника с сияющей огнями елкой. И город в этот день казался особенно нарядным.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)