Андре Моруа

Превратности любви

Андре Моруа, классик французской литературы XX века, автор знаменитых романизированных биографий Дюма, Бальзака, Виктора Гюго и др., считается подлинным мастером психологической прозы. Его книга «Превратности любви» — истинный шедевр любовного романа — во многом автобиографична. Главные герои Филипп Марсена и Изабелла де Шаверни рассказывают друг другу историю своей жизни. И каждая исповедь — это поиск родственной души, тайна которой даже для любящего оказывается непостижимой.
244 printed pages

Impressions

    Александра Борисоваshared an impression21 days ago
    👍Worth reading
    💞Loved Up
    🌴Beach Bag Book
    🚀Unputdownable

    ulivulishared an impression7 months ago
    👍Worth reading

Quotes

    mimihas quoted2 months ago
    Мужчины обнажают свою душу, как женщины — тело, постепенно и лишь после упорной борьбы.
    b9909255317has quoted6 months ago
    Почему некоторые картины остаются у нас в памяти такими же четкими, как в момент самого видения, в то время как другие, казалось бы более значительные, быстро тускнеют, а затем и вовсе стираются? Вот и сейчас на некоем внутреннем экране я поразительно четко вижу, как в тот день, когда нам предстояло писать французское сочинение, господин Байи, не торопясь, входит в класс; он вешает на крючок свой пастуший плащ и говорит: «Я подыскал для вас прекрасную тему: Палинодия Стесихора» [6]. Да, я как сейчас вижу господина Байи. У него густые усы, волосы бобриком, лицо со следами бурных и, по-видимому, горестных страстей. Он вынимает из портфеля бумажку и диктует: «Поэт Стесихор проклял в своих стихах Елену, из-за которой греков постигли великие бедствия; в наказание за эту дерзость Венера лишила его зрения. Тогда поэт понял свою ошибку и сочинил палинодию, в которой выражает сожаление о том, что осмелился оскорбить красоту».
    С каким удовольствием я перечел бы сейчас восемь страниц, написанных мною в то утро! Мне уже никогда больше не удавалось столь полное слияние сокровенного чувства с написанной фразой, никогда — разве что в двух-трех письмах к Одилии да еще на днях — в письме, которое предназначалось Вам, но не было
    polinashmokinahas quotedlast year
    Мы упорно ищем вечное где-то вдали; мы упорно обращаем внутренний взор не на то, что перед нами сейчас и что сейчас явно; или же ждем смерти, словно мы не умираем и не возрождаемся всякий миг. В каждое мгновенье нам даруется новая жизнь. Сегодня, сейчас, сию минуту — вот единственное, чем мы располагаем

On the bookshelves

    Азбука-Аттикус
    Азбука-Аттикус
    • 1.6K
    • 786
    Alena Davidov
    2020
    • 98
    • 3
    Yana Semour
    2020
    • 292
    • 2
    Elizabeth Baturskay
    Я Глубина
    • 28
    • 1
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)