QuotesAll

Мой муж неоднократно говорил своим близким: "я не либерал и не консерватор, я просто культурный человек. Я не могу сослать человека в Сибирь только за то, что он мыслит не так, как мыслю я, и не могу лишать его гражданских прав только потому, что он молится Богу не в том храме, в котором молюсь я"...
Я могу сказать, что я в своей жизни не встречал человека более воспитанного, нежели ныне царствующей Император Николай II.
сделанных в Государственном Совете, что будто бы я принципиально буду всегда идти против всякой его меры. Плеве думал, что я хочу занять {198} его место, вследствие сего я хотел его убедить, чтобы он оставил эти опасения.
Когда я совершил этот объезд, то я спросил этого француза, как я уже говорил весьма почтенного деятеля, носящего древнюю дворянскую фамилию (он, между прочим, был родственник графа Монтебелло), что он думает по поводу питейной монополии?
Его послал со мною Фор, предполагая, что ту же самую реформу можно ввести и во Франции.
Француз на это дал мне весьма умный ответ: он находит, что эта реформа с точки зрения государственной превосходная и что она должна дать самые благие результаты. Реформа эта могла бы дать столь же благие результаты во Франции, но, для того, чтобы такую реформу ввести, необходимо прежде всего одно условие, - чтобы та страна, в которой она вводится, имела Монарха неограниченного, и мало того, что неограниченного, но и с большим характером. {76} Действительно, если бы Император Александр III не обладал этим свойством, то и реформу я никогда бы не был в состоянии, ввести. При парламентарном режиме, вообще, а при республиканском в особенности, введение такой реформы почти немыслимо, так как она задевает столько интересов высших лиц и вообще лиц с достатком, что по нынешнему времени никакой парламент такой реформы не пропустит.
Когда в последние годы мне приходилось подолгу жить во Франции, я часто вспоминал эти слова, потому что действительно и ныне во Франции при выборе депутатов в Палаты, можно сказать, первенствующую роль играют лица, содержащие кабак во всех его видах.
Граф Витте не был ни царедворцем, льстящим трону, ни демагогом, льстящим толпе. Принадлежа к дворянству, он не защищал, однако, дворянских привилегий; ставя себе главной государственной задачей справедливое устроение крестьянского быта, он, однако, оставался государственным деятелем, чуждым теоретического народничества, которым увлекалась значительная часть русской интеллигенции. Он не был либералом, ибо не сочувствовал нетерпеливому стремлению либералов переустроить сразу, одним мановением руки, весь государственный уклад; он не был и консерватором, ибо презирал грубые приемы и отсталость политической мысли, характеризовавшие правящую бюрократию России.

On the bookshelvesAll

Мария Медвинская

Научпоп

Андрей

История и философия

iaazzz

История. Разные, хорошие книги

Тимур Оздоев

Духовное развитие

Related booksAll

Related booksAll

Сергей Витте

Воспоминания, мемуары

Сергей Витте

Конспект лекций о народном и государственном хозяйстве

Александр Романов

Все не так

Александр Романов

Книга воспоминаний

Анатолий Кони
Ни­ко­лай II

Анатолий Кони

Николай II

Борис Савинков

Воспоминания террориста

Василий Ключевский

Сергий Радонежский

On the bookshelvesAll

История и философия

История. Разные, хорошие книги

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)