Пелагия и белый бульдог, Борис Акунин
Read

Пелагия и белый бульдог

«Пелагия и белый бульдог» – первый роман трилогии Бориса Акунина «Провинциальный детектив, или Приключения сестры Пелагии».
Непоседливой очкастой монахине предстоит распутать цепь загадочных преступлений, потрясших небольшой уездный город Заволжск.
more
Impression
Add to shelf
Already read
291 printed pages
Детективы и триллеры

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

💤Borrrriiinnng!

Если честно, скучновато после приключений Фандорина.

Maria  Naryshkova
Maria Naryshkovashared an impression6 months ago
🚀Unputdownable

Anastasiya Asanova
Anastasiya Asanovashared an impression7 months ago
👍

👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Обожаю серию книг про Пелагию.Потрясающие истории!

Лиса
Лиса shared an impression8 months ago
👍
🌴Beach Bag Book

👍
🚀Unputdownable

b1201964759
b1201964759shared an impression11 months ago
👍

Хорошая книга. Начало немного скучновато но потом очень захватывающе!

Sofia
Sofiashared an impressionlast year
👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

👍
🚀Unputdownable

Teetrinkeren
Teetrinkerenshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

👍

Симпатично

👍

Класс!

👍

QuotesAll

Если жена хороша, она за единицей становится и ее силу десятикратно увеличивает. Если же плоха, то лезет наперед и во столько же раз мужчину ослабляет, превращая в ноль целых одну десятую.
Вроде глупость, а на душе что-то кошки скребут
мужчину делает жена, и для наглядности пояснял свою идею при помощи математической аллегории. Мол, мужчина подобен единице, женщина — нулю. Когда живут каждый сам по себе, ему цена небольшая, ей же и вовсе никакая, но стоит им вступить в брак, и возникает некое новое число. Если жена хороша, она за единицей становится и ее силу десятикратно увеличивает. Если же плоха, то лезет наперед и во столько же раз мужчину ослабляет, превращая в ноль целых одну десятую.
Через минуту-другую уже подъезжали к большому дому, снаряженному всеми атрибутами великолепия, каким оно рисовалось минувшему столетию, – дорической колоннадой, недовольными львами на постаментах и даже медными грос-егерсдорфскими единорогами по краям лестницы.
Известно, что более всего мы любим не тех, кто сделал нам благо, а тех, кого облагодетельствовали сами и кто, по вечному нашему заблуждению,
— Не ловить воров надо, а надо сделать так, чтобы воры не заводились
Что же это у нас, человеков, за устройство такое, что всякое событие и всякое сказанное слово мы непременно тщимся на себя приложить?
мужчина подобен единице, женщина — нулю. Когда живут каждый сам по себе, ему цена небольшая, ей же и вовсе никакая, но стоит им вступить в брак, и возникает некое новое число. Если жена хороша, она за единицей становится и ее силу десятикратно увеличивает. Если же плоха, то лезет наперед и во столько же раз мужчину ослабляет, превращая в ноль целых одну десятую.
половину черна, в усах же и вовсе ни единого серебряного волоска. Взгляд острый, по большей части мягкий и ясный, но тем страшнее, когда затуманится гневом и начнет извергать молнии. В такие грозные минуты виднее и строгие складки вдоль скул, и орлиный изгиб крупного, породистого носа. Голос у владыки глубокий, звучный, с низкими перекатами, одинаково пригодный для душевного разговора, вдохновенной проповеди и государственной речи на очередном присутствоваиии в Святейшем Синоде.
По молодости лет Митрофаний придерживался аскетических воззрений. Ходил в рясе из мешковины, истощал плоть беспрестанным лощением и даже, сказывают, носил под рубахой чугунные вериги, но давно уже отказался от этих суровостей, сочтя их суетными, несущественными и даже вредными для истинного боголюбия. Войдя в возраст и достигнув мудрости, стал он к своей и чужой плоти снисходительней, в повседневном же одеянии отдавал предпочтение подрясникам тонкого сукна, синего или черного. А иной раз, когда того требовал авторитет архиерейского звания, облачался в лиловую, драгоценнейшего бархата мантию, велел запр
мужчина подобен единице, женщина — нулю. Когда живут каждый сам по себе, ему цена небольшая, ей же и вовсе никакая, но стоит им вступить в брак, и возникает некое новое число. Если жена хороша, она за единицей становится и ее силу десятикратно увеличивает. Если же плоха, то лезет наперед и во столько же раз мужчину
Про позицию церкви вам лучше спросить кого-нибудь из иерархов, а по моему скромному разумению, весь смысл земной жизни состоит в том, чтобы гений в себе открыть
Sofia
Sofiahas quotedlast year
Давно известно, что чем удаленней от столицы, тем ближе к Богу
Владыка не стал ходить вокруг да около, брякнул ей начистоту: «Вам, дочь моя, не Сладчайшего Жениха Небесного надобно, это всё ваши иллюзии. Вам самого обычного жениха нужно, из чиновничьего сословия, а еще лучше — офицера. С усами». Не следовало бы так, конечно. Истерика была и потом еще долгое утомительное препирательство
родными до зевоты пенатами
ремя своей кипучей деятельности в
Из поротых не граждане вырастают, а холопы.
достоинство зиждется на трех китах, имя которым законность, сытость и просвещение
Что же это у нас, человеков, за устройство такое, что всякое событие и всякое сказанное слово мы непременно тщимся на себя приложить? Гордыня это, дочь моя. И невелика ты птица, чтоб я про тебя притчи загадывал.
Да, мужчины жестоки и преступны, но без них совершенно нечего было бы делать на свете.
Молитва и не молитва вовсе, если проходит только через уста, не затрагивая сердца.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)