Read

Прочерк

Впервые отдельным изданием печатается автобиографическая повесть Лидии Чуковской «Прочерк». События повести разворачиваются в 1920—1930-е годы: студенческие годы Лидии Чуковской, ее арест и ссылка в Саратов, работа в маршаковской редакции ленинградского «Детиздата»… Многие страницы касаются личных обстоятельств. Второй муж Лидии Чуковской – астрофизик М.П. Бронштейн был арестован в 1937 году и расстрелян в феврале 1938-го. В качестве приложения в книге помещены стихи, которые ему посвятила Лидия Чуковская.
more
Impression
Add to shelf
Already read
479 printed pages

ImpressionsAll

Mike Ozornin
Mike Ozorninshared an impression2 months ago
👍

QuotesAll

Мертвые отличаются от живых тем, что никогда не умирают. Они всегда с нами.
Я сидела за своим письменным столиком, Митя — на широком подоконнике, а Люша бегала по комнате с шаром на веревочке, задрав голову и так упорно не спуская с него глаз, что натыкалась на стулья. Каждую минуту она шлепалась на пол. Но боли не замечала, оглушенная счастьем.
Помолчав еще минуту, Яков Семенович заговорил. Он сказал, что приговор «десять лет дальних лагерей без права переписки с конфискацией имущества» обозначает расстрел. Что прокуроры не любят слишком часто употреблять слово «расстрелян» и предпочитают в разговоре с матерями и женами объявлять нечто менее вразумительное —
Как я узнала впоследствии, книги из многочисленных вражеских библиотек, кроме экземпляров, которые разворовывались тут же, на ходу, при конфискации — свозили в подвалы Петропавловской крепости, а оттуда, после тщательной проверки: нет ли пометок и надписей? — поступали в Государственную публичную библиотеку имени Салтыкова-Щедрина. Мне рассказывал об этом мой приятель, Михаил Аркадьевич Брискман, библиограф, работавший в библиотеке годами.)
Мертвые отличаются от живых тем, что никогда не умирают. Они всегда с нами.
Видишь ли, — объяснил Митя голосом весьма деловитым, — один ты завтра оставишь в трамвае, а другой еще побудет у тебя немножко.
В этих словах не содержалось никакого упрека, а всего лишь ясное обо мне представление.
Я и в самом деле была стихоопасна.
Разве «Прогулка на осле» — книга, созданная в сотрудничестве Маршака с Лебедевым, – не была шедевром искусства? Без нашего отбора, выбора, лелеяния, без нашей защиты не получили бы дети в подарок ни «Китайского секрета» Е. Данько, ни «Морских историй» Житкова, ни «Повести о рыжей девочке» Лидии Будогоской, ни ответов на «Сто тысяч почему» Ильина или «Реки в упряжке» Житкова. Без нас Государственный ученый совет (ГУС) непременно угусил бы все наши удачи…
Ума занять было не у кого, а к тридцатым годам все обыватели Советского Союза приучены были верить газетам и радио более, чем глазам своим, чем своему жизненному опыту, чем опыту своих близких.
...Главное, что я помню о нем, – это его отсутствие. Нестерпимое. Себя в его нестерпимом отсутствии. Себя под гнетом безвестия. Длилось оно гораздо дольше, чем наше знакомство и совместная жизнь.
Трудных наук нет, есть только трудные изложения, т. е. непереваримые

On the bookshelvesAll

shirnear

Почитать на даче

vetki

Чуковская Лидия

Айбениз Насибли

Мемуары

Наталья Ковалева

Интересно

Related booksAll

Related booksAll

Лидия Чуковская

Процесс исключения: очерк литературных нравов

Лидия Чуковская

Предсмертие

Лидия Чуковская
Ав­то­био­гра­фия

Лидия Чуковская

Автобиография

Лидия Чуковская

Открытые письма

Лидия Чуковская

Памяти Фриды

Лидия Чуковская

Записки об Анне Ахматовой. Том 1. 1938-1941

Лидия Чуковская

Избранное

On the bookshelvesAll

Почитать на даче

Чуковская Лидия

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)