Витёк, Захар Прилепин
Read

Витёк

Рассказ Захара Прилепина «Витёк» кажется продолжением повести «Санькя». Действие в нем происходит в деревне, в которую когда-то приезжал Саша Тишин. В ней так же немного жителей — только три живых двора, до нее никак не добраться — просто дороги нет. И хоть и проходит рядом железная дорога, но по ней пролетает, естественно, не притормаживая ни на секунду, только «Сапсан». И изо дня в день бегает к этой дороге мальчуган смотреть на проносящийся мимо поезд.

Пока однажды…
more
Impression
Add to shelf
Already read
18 printed pages

Related booksAll

Витёк, Захар Прилепин
Витёк
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Alexander Komarov
Alexander Komarovshared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Москва пришла в деревню... и так бывает...

QuotesAll

Детских книжек в доме было три — одна в картонной обложке, а две другие без обложек и названий.
Для бабушки любое человеческое несчастье было равносильно совершённому хорошему делу. Мужик запил — значит у него жизнь внутри болит, а раз болит — он добрый человек. Баба гуляет, — значит и её жизнь болит в груди, и гуляет она от щедрости. Если кому палец отрезало на пилораме — это почиталось вровень с тем, как если б покалеченный весь год соблюдал посты. У кого вырезали почку — это всё одно, что сироту приютить.
У бабушки это очень просто в голове укладывалось.
Для бабушки любое человеческое несчастье было равносильно совершённому хорошему делу. Мужик запил — значит у него жизнь внутри болит, а раз болит — он добрый человек. Баба гуляет, — значит и её жизнь болит в груди, и гуляет она от щедрости.
серой, а не подсолнечным маслом. И сам состав был полон скрытым гулом,
Для бабушки любое человеческое несчастье было равносильно совершённому хорошему делу. Мужик запил — значит у него жизнь внутри болит, а раз болит — он добрый человек. Баба гуляет, — значит и её жизнь болит в груди, и гуляет она от щедрости. Если кому палец отрезало на пилораме — это почиталось вровень с тем, как если б покалеченный весь год соблюдал посты. У кого вырезали почку — это всё одно, что сироту приютить.
У бабушки это очень просто в голове укладывалось.
Для бабушки любое человеческое несчастье было равносильно совершённому хорошему делу. Мужик запил — значит у него жизнь внутри болит, а раз болит — он добрый человек. Баба гуляет, — значит и её жизнь болит в груди, и гуляет она от щедрости. Если кому палец отрезало на пилораме — это почиталось вровень с тем, как если б покалеченный весь год соблюдал посты. У кого вырезали почку — это всё одно, что сироту приютить.
У бабушки это очень просто в голове укладывалось.
— Ты местный? — спросил мужчина, дыша тяжело и пахуче. — Тут трасса есть? Пацан молчал. — Дорога есть? — громко переспросил он. — Вон, — показал пацан, стремясь соскочить подвёрнутым рукавом с мужского пальца. Мужчина глянул, куда показал пацан, и увидел два изрытых, в огромных лужах сельских пути: один путь от крайнего бандерина дома до крайнего отцовского, другой путь — накрест, от околицы до котельной и кладбища. — Всё? — спросил мужской голос, но пацан уже отцепился и поспешил дальше.

Related booksAll

О веселых дружбах, Захар Прилепин
Захар Прилепин
О веселых дружбах
Грех, Захар Прилепин
Захар Прилепин
Грех
Допрос, Захар Прилепин
Захар Прилепин
Допрос
Патологии, Захар Прилепин
Захар Прилепин
Патологии
Восьмерка, Захар Прилепин
Захар Прилепин
Восьмерка
Сборник рассказов, Захар Прилепин
Захар Прилепин
Сборник рассказов
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)