Read

Тихий Дон

Роман-эпопея Михаила Шолохова «Тихий Дон» — одно из наиболее значительных, масштабных и талантливых произведений русскоязычной литературы, принесших автору Нобелевскую премию. Действие романа происходит на фоне важнейших событий в истории России первой половины ХХ века — революции и Гражданской войны, поменявших не только древний уклад донского казачества, к которому принадлежит главный герой Григорий Мелехов, но и судьбу, и облик всей страны. В этом грандиозном произведении нашлось место чуть ли не для всего самого увлекательного, что может предложить читателю художественная литература: здесь и великие исторические реалии, и любовные интриги, и описания давно исчезнувших укладов жизни, многочисленные героические и трагические события, созданные с большой художественной силой и мастерством, тем более поразительными, что Михаилу Шолохову на момент создания первой части романа исполнилось чуть больше двадцати лет.
more
Impression
Add to shelf
Already read
1,828 printed pages

ImpressionsAll

Nina Barateli
Nina Baratelishared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable

Я в восторге! На самом деле! Большие отрывки с военными действиями поначалу давались нелегко, но потом я так вжилась в роман, так глубоко чувствовала настроения не только героев, но и всей социальной и политической ситуации. Честно говоря, не понимаю, как я должна была объять такое произведение своим подростковым умом, впрочем, как и многие другие книги из школьной программы.

💧Soppy

Нет равных Тихому Дону

👍
🚀Unputdownable

👍
🚀Unputdownable
💧Soppy

Читая этот шедевр, не могла оторваться! Конечно очень печальна судьба у главных героев, война это всегда страшно! Еще безумно понравилось, как автор описывает природу, волшебно!

Тяжелая, вот она какая. Вовсе не познавательная и интересная, но тяжелая. Трудно читать про эту невообразимую человеческую жестокость, скотское отношение друг к другу.

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Просто потрясающе!

Karina Solov'eva
Karina Solov'evashared an impressionlast year
👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Честно говоря, в начале довольно сложно читать, так как язык казаков, который точно передал автор, во многом не понятен современному русскому человеку. Но осилив первые несколько глав, читатель вливается в атмосферу и проглатывает оставшиеся 3 книги с легкостью в восприятии текста, но с тяжестью на душе из-за ужасов войны, которые описаны в книге. Очень сильный конец.

b2546016510
b2546016510shared an impression2 years ago
👍

Sergey Starikov
Sergey Starikovshared an impressionlast month
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Самое масштабное произведение, которое я прочитал. Главный герой Гришка Мелехов - бестолковый и от этого основная масса проблем главных героев. Он хороший мужик, но это приходит к-нему только под конец романа. Сильный Роман, не зря получивший нобелевскую премию.

💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
💧Soppy

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

👍

Даулет
Даулетshared an impression3 months ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💞Loved Up
🚀Unputdownable
💧Soppy

Просто нет слов!

Alexander Komarov
Alexander Komarovshared an impression4 months ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
💧Soppy

Marik Holdobo
Marik Holdoboshared an impression4 months ago
👍

Хорошее впечатление)))
4 книга так просто гениально написана.

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Nucleo Nord
Nucleo Nordshared an impression5 months ago
👍

🙈Lost On Me

aeulanov
aeulanovshared an impression6 months ago
👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Шикарно!

Dana
Danashared an impression6 months ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
💧Soppy

QuotesAll

А было так: столкнулись на поле смерти люди, еще не успевшие наломать рук на уничтожении себе подобных, в объявшем их животном ужасе натыкались, сшибались, наносили слепые удары, уродовали себя и лошадей и разбежались, вспугнутые выстрелом, убившим человека, разъехались, нравственно искалеченные.
Это назвали подвигом
Ветер скупо кропил дождевыми каплями, будто милостыню сыпал на черные ладони земли.
Рви, родимая, на себе ворот последней рубахи! Рви жидкие от безрадостной, тяжкой жизни волосы, кусай свои в кровь искусанные губы, ломай изуродованные работой руки и бейся на земле у порога пустого куреня! Нет у твоего куреня хозяина, нет у тебя мужа, у детишек твоих — отца, и помни, что никто не приласкает ни тебя, ни твоих сирот, никто не изба­вит тебя от непосильной работы и нищеты, никто не прижмет к груди твою голову ночью, когда упадешь ты, раздавленная усталью, и никто не скажет тебе, как когда-то говорил он: «Не горюй, Аниська! Проживем!» Не будет у тебя мужа, потому что высушили и издурнили тебя работа, нужда, дети; не будет у твоих полуголых, сопливых детей отца; сама будешь пахать, боронить, задыхаясь от непосильного напряжения, скидывать с косилки, метать на воз, поднимать на тройчатках тяжелые вороха пшеницы и чувствовать, как рвется что-то внизу живота, а потом будешь корчиться, накрывшись лохунами, и исходить кровью.
«Мы слышим звуки одобренья не в сладком рокоте хвалы, а в диких криках озлобленья...»
Выметываясь из русла, разбивается жизнь на множество рукавов. Трудно предопределить, по какому устремит она свой вероломный и лукавый ход. Там, где нынче мельчает жизнь, как речка на перекате, мельчает настолько, что видно поганенькую ее россыпь, — завтра идет она полноводная, богатая…
У шестого от паровоза вагона курили трое казаков. Один сидел на корточках, двое стояли около. Они молча смотрели на подходившего к ним человека.
— Ты, тетенька, кажной дыре гвоздь!
До пристани молчали оба.
диковато-красивые казаки Мелеховы, а по-уличному — Турки
А над намокшей в крови Беларусью скорбно слезились звезды. Провалом зияла, дымясь и уплывая, ночная небесная чернь. Ветер стлался над землей, напитанной горькими запахами листа-падалицы, суглинистой мочливой ржавчины, мартовского снега…
— Вставай, мужик!
«Мужик» у Митьки было слово самое ругательное
Мне весело и хорошо оттого, что день, подсиненный безоблачным небом, тоже весел и хорош; оттого, что на душе вот такой же синий покой и чистота. Мне радостно, и больше я ничего не хочу».
подсиненные миндалины горячих глаз, острые плиты скул
голосисто перекликались бабы, орда немытых казачат улюлюкала Прокофию вслед, но он, распахнув чекмень, ше
Распутывая бредень, Григорий всматривается в Аксинью. Лицо ее мелово-бледно, но красные, чуть вывернутые губы уже смеются.
— Как оно меня шибанет на берег, — переводя дух, рассказывает она, — от ума отошла. Спужалась до смерти! ­Я думала — ты утоп.
Руки их сталкиваются. Аксинья пробует просунуть свою руку в рукав его рубахи.
— Как у тебя тепло-то в рукаве, — жалобно говорит она, — а я замерзла. Колики по телу пошли.
Через это и деньги отцу не отдала, думала
Ломала и его усталость, нажитая на войне. Хотелось отвернуться от всего бурлившего ненавистью, враждебного и непонятного
Не пакости соседу! Не срами отца!
Над займищем по черному недоступному небу шел ущерб­ленный месяц. Над огнем метелицей порошили бабочки. ­Во­зле костра на раскинутом ряднище собрали вечерять. В полевом задымленном котле перекипала каша.
XXX
В Татарском в день приезда Григория уже сформировались две сотни казаков. На сходе постановили мобилизовать всех способных носить оружие, от шестнадцати до семидесяти лет. Многие чувствовали безнадежность создавшегося положения: на север была враждебная, ходивша

On the bookshelvesAll

Anastasiya Nagurnova

О чувствах

Вячеслав Суриков

Книги, написанные на языке любви

Вячеслав Суриков

Книги, которые меня сочинили

Natalia Beloshytskaya

Классика

Related booksAll

Related booksAll

Максим Горький

На дне

Михаил Шолохов

Судьба человека

Иван Бунин

Господин из Сан-Франциско

Борис Пастернак

Доктор Живаго

Максим Горький

Старуха Изергиль

Александр Куприн

Гранатовый браслет

Александр Куприн
Олеся

Александр Куприн

Олеся

On the bookshelvesAll

О чувствах

Книги, написанные на языке любви

Книги, которые меня сочинили

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)