Read

Паутина из шрамов

Энтони Кидис (Anthony Kiedis), лидер-вокалист популярной рок-группы the Red Hot Chili Peppers, в сотрудничестве с Ларри Сломанном (Larry Sloman) написал свою биографию «Scar Tissue» («Паутина из шрамов»). В ней автор подробно и откровенно описывает свою жизнь с рождения до наших дней.
more
Impression
Add to shelf
Already read
561 printed pages

ImpressionsAll

kurushinstas
kurushinstasshared an impression2 years ago
👍
🚀Unputdownable

Julia Vishnevskaya
Julia Vishnevskayashared an impression5 months ago
👍

👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Люблю биографии, а эта войдёт в число любимых. Невероятная история жизни одного человека и группы RHCP. Очень не хотелось что бы книга заканчивалась. От себя хотел бы добавить, что группа невероятно энергетически заряженна. На концерте находиться незабываемое удовольствие и память на всю жизнь.

Dasha Pudenko
Dasha Pudenkoshared an impression7 months ago
💡Learnt A Lot
🌴Beach Bag Book
😄LOLZ

Хорошая память у А.К.

🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

"Паутина из шрамов" - это откровения человека ведущего борьбу с пагубным пристрастием. О его победах и поражениях. Книга будет полезна не только любителям творчества RHCP. Ведь у каждого из нас есть свои "демоны" с которыми приходится периодически сталкиваться.

Danila Smirnov
Danila Smirnovshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Самая откровенная lifestory, что я читал.

Владимир
Владимирshared an impression2 years ago
👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
😄LOLZ

QuotesAll

И мы снова вернулись к той коробке с буквами, влезли на верхушку шатра и написали «Дэнди Дон продолжает лизать задницу».
Пойти на собрание и выложить всю правду на стол было хорошим стартом, но совсем другое дело убедить себя в том, что это сработает. Тебе приходится собраться в кулак, пройти 12 ступеней и сделать все 9 ярдов, ты не можешь просто придти, быть зрителем и ожидать очищения осмосом.
Это так и называется getting high (получить кайф, или, дословно, подняться высоко), потому что ты хочешь познать высший божественный уровень. Ты хочешь дотронуться до небес, чувствовать славу и эйфорию, но достижение этого требует усилий.
Когда я говорю о духовности, я не имею в виду молитвы или чтение книг по восточной фило
Хотя у меня были друзья в Эмерсоне, и по выходным я ходил с отцом в «Rainbow» как его приятель, я часто был один и стал создавать свой собственный мир. Мне приходилось рано вставать, идти в школу и быть парнем в своем личном коконе. Я не противился этому, т. к. у меня было пространство, где я мог притворяться, творить, думать и наблюдать.
Ужасно ироническая космическая уловка наркотической зависимости состоит в том, что наркотики это очень весело, когда ты только начинаешь их принимать. Но ко времени, когда последствия проявляются, ты уже не в том положении, чтобы говорить: «Эй, я просто не буду принимать и всё». Вы потеряли эту способность и создали механизм поддержания и укрепления этого состояния. Абсолютно ничего не сходит с рук, когда дело касается наркотиков.
Поездка на автобусе грейхаунд была классическим развлечением смеси угнетённых и несчастных людей: девочка с чёрным глазом, только что уволенный с работы наркоман, сидящий на спиде, вся автобусная культура странных людей и мы, два зелёных ребёнка.
Она называлась The Message, и её исполняла рэп-группа из Нью-Йорка Grandmaster Flash and the Furious Five. Я пошёл, купил кассету и слушал её снова, снова и снова.
Весь этот опыт был ужасен.
Tony Flow and the Miraculous Masters of Mayhem[17]. Это отражало то, как мы хотели играть — величественно и хаотично.
Меня обрадовало то, что на второй год моя тяга сократилась вдвое, и ещё вдвое в третий. Я всё ещё немного избит и измучен, но по большому счёту, мне не на что жаловаться. Спустя все эти годы, когда я многим злоупотреблял, врезался в деревья на скорости восемьдесят миль в час, прыгал с домов, переживал передозировки и инфекции печени, я чувствую себя лучше, чем десять лет назад. Возможно, у меня остались какие-то старые раны, но это ничего, я всё ещё прогрессирую. И когда меня всё-таки посещают мысли вроде: «Чувак, чёртов номер в мотеле с наркотиками на пару тысяч долларов приведут тебя в порядок», я просто смотрю на свою собаку и вспоминаю, что Бастер никогда не видел меня под кайфом.
Я верю в тебя. Я никогда тебя не забуду, и ты не забывай себя.
Всегда после этого ты просыпаешься с неприятными воспоминаниями, неприятным телом, и твой дух уменьшен до груды грязного пепла где-то у тебя в заднице.
Я снял свою старомодную кожаную куртку — самое дорогое, что у меня было. Несколькими годами раньше мы с Фли спустили все наши деньги, купив такие куртки. Она была мне как дом. В ней лежали мои деньги, мои ключи и, в маленьком внутреннем кармашке, мои шприцы.
ключ к просвещению зарыт на его собственном заднем дворике.
Кристина прилетела на несколько дней ко мне в Сиэтл. У группы была свободная ночь, а в городе играли Oasis. Их дирекция позвонила и пригласила нас на концерт, но никто не хотел идти кроме Кристины. К тому времени Oasis были в полном расстройстве. Братья постоянно дрались, тут и там отменялись концерты. Но мы пришли, и перед началом концерта мы зашли за кулисы и встретились с солистом. Он представился, и я сказал:
— Привет, Ян.
— Нет, Лайам.
Мы пережили всю «Ян-Лайам» путаницу. Затем мы вышли, чтобы посмотреть концерт. Это было потрясающе, если не считать того, что было просто очевидно, что они ненавидят друг друга. На сцене они были вялыми. Хотя песни и исполнение были хорошими.
V.O.
V.O.has quoted2 years ago
Если мы собирались попробовать заключить контракт на запись, нам нужен был юрист. Кто-то дал нам рекомендацию на парня по имени Эрик Гринспен. Мы пошли в его юридическую фирму, которая находилась в богатом здании на Бульваре Уилшир. Когда мы вошли в прихожую, мы думали, что оказались в Храме Мормонов. Эта фирма представляла и Израиль и Египет. Мы поднялись на лифте на этаж Эрика, а затем подошли к даме в приёмной.
— Мы Red Hot Chili Peppers, пришли встретиться с Эриком Гринспеном, — сказал я.
— Ну, я даже не знаю, позвольте мне… — она казалась озадаченной.
По какой-то неизвестной причине мы решили ошарашить её. Мы развернулись, крикнули:
— Мы Red Hot Chili Peppers, чёрт возьми, и мы хотим увидеть Эрика! — и сняли штаны.
Мы тут думали, и, в общем, думали о том, что…э-э-э, Фли, почему бы тебе ни сказать ему, о чём мы думали, — продолжал я.
— Ну, мы думали строго о музыкальных вещах…э-э-э, Энтони, я думаю, ты вероятно лучше это скажешь, — перестраховался Фли.
— Ну, говоря о музыке, скажем, мы рассуждали в следующем направлении и, Фли, почему бы тебе ни продолжить с этого момента.
Юность — такое весёлое время жизни, потому что ты думаешь, что всё знаешь, и ты ещё не добрался до той точки, когда понимаешь, что не знаешь практически ничего.
Я так долго употреблял кокаин, что постоянно галлюцинировал, находясь в странном состоянии между сном и реальностью. Я мог думать только о том, что вот-вот Марио выйдет из здания с так необходимой мне дозой. Я снял свою старомодную кожаную куртку — самое дорогое, что у меня было. Несколькими годами раньше мы с Фли спустили все наши деньги, купив такие куртки. Она была мне как дом. В ней лежали мои деньги, мои ключи и, в маленьком внутреннем кармашке, мои шприцы. Я был очень слаб, меня знобило. Я сел на тротуар и накрылся курткой, как одеялом.

On the bookshelvesAll

Миша Дегтярев

Ноты и нейроны: книги о музыке

Gotlib Tuzeast

Музыка

Mr. Destiny 9 and 14

Pornographic and tragic and black and white

Andrey Babichev

Музыка

Related booksAll

Related booksAll

Александр Кушнир

100 магнитоальбомов советского рока

Рита Марли, Хэтти Джонс

«No Woman No Cry»: Моя жизнь с Бобом Марли

Сергей Гурьев

История группы «Звуки Му»

Джон Годфри, Мэттью Коллин

Измененное состояние. История экстази и рейв-культуры

Егор Летов

Я не верю в анархию (Сборник статей)

Джеймс Линкольн Коллиер

Становление джаза

Курт Кобейн

Дневники

On the bookshelvesAll

Ноты и нейроны: книги о музыке

Музыка

Pornographic and tragic and black and white

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)