Read

13 текстов, написанных осенью

Иван Вырыпаев — одно из самых ярких открытий в современном российском искусстве. Его популярность как драматурга и актера стремительно нарастает, и это тот случай, когда жребий стать модным и осыпанным наградами кажется вовсе не слепым, а прицельно точным и справедливым. Захлебывающийся рэп сценической прозы Ивана Вырыпаева и на книжных страницах сохраняет колоссальную энергетику. За стебовыми сценками и ненормативной лексикой стоит серьезная и глубокая попытка осмыслить сегодняшнюю действительность, нащупать взаимосвязь современного человека с вечными категориями, такими как Бог и совесть.
more
Impression
Add to shelf
Already read
69 printed pages
Современная проза
ImpressionsAll
Victoria Gaildrat
Victoria Gaildratshared an impression3 months ago
👍
💞Loved Up
🚀Unputdownable
😄LOLZ

Вандерфул)

QuotesAll
Наступит такое время, когда люди поймут, что в текстах самое главное – это верно расположенные буквы. Это время придет. Оно вернется, оно уже было. Наступит такое время, когда умрут сюжеты, и затихнут голоса рассказчиков, и одни только буквы будут владеть вниманием читающего. Ведь читающий читает лишь для того, чтобы распознать знакомые знаки. Это время вернется. Это наступит. Вернется. Произойдет.
Настоящие капитаны презирают морской бой, у настоящих капитанов полные карманы цинизма оттого, что они твердо и слишком даже хорошо знают, в чем смысл бытия. Смысл настоящего бытия для настоящего капитана заключается лишь в короткой фразе: «Ничего нет».
Композиция № 3
«Нет и да»
1-й куплет:
ОНА. Еще слышали вы, что сказано: «не клянись вовсе: ни небом, потому что оно Престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого царя»? И вот я не знаю, кто сегодня в Иерусалиме царь, и даже кажется, что там вообще нет такого человека, который мог бы все уладить, но только я знаю, что точно не буду клясться городом, в котором люди, как арбузы, взрываются под палящим солнцем в автобусах и на площадях. Но зато одна моя знакомая, девушка с мужским именем Саша, за свою короткую жизнь уже два раза клялась небом и один раз землей. Первый раз она поклялась, когда какой-то парень прямо на улице поцеловал ее не в щеку, не в губы, не в лоб, не в ухо, не в шею, не в плечо, не в грудь, не в живот, не в спину, не в бедро, не в ягодицы, не в ноги, не во все эти перечисленные места, а поцеловал ее, и прямо на улице, среди белого дня. Тогда она поклялась небом, что даже трава не действовала на ее тело так волшебно, как этот возмутительный поцелуй. Второй раз она поклялась небом, когда ее муж, удивительной красоты брюнет, спросил: «Правда ли, что ты изменяешь мне с каким-то чуханом из провинции?», и она сказала: «Клянусь небом, что нет». А уже землей она поклялась, когда ее рвало от водки с пельменями, которыми ее накормили друзья этого парня, с которым она изменяла мужу, в первый раз в жизни, потому что до этого она ничего подобного не ела. И тогда она поклялась землею, на которую блевала, что больше никогда не будет есть эти смертельные русские продукты, в которых нет ни одной частицы кислорода, а только тошнота и великодержавный пафос.

Припев:
И вот лучше курите траву, ешьте яблоки и пейте сок, чем вы будете валяться пьяными на полу перед телевизором и клясться небом, землей и Иерусалимом, что вас соблазнила реклама, внушившая через телеэкран, какие продукты необходимо покупать, чтобы иметь право жить на этой земле.

И вот, чтобы иметь право жить на этой земле, нужно научиться дышать воздухом, иметь деньги на покупку этого воздуха и ни в коем случае не подсесть на кислород, потому что если ты плотно подсядешь на кислород, то ни деньги, ни медицинские препараты, ни даже смерть не смогут ограничить ту жажду красоты и свободы, которую ты приобретешь.
Обернитесь и превратитесь в соляной столп. Соль не гниет. Соляные столпы способны простоять миллионы лет.
Все вокруг рухнет и сгниет, а соль останется.
Соль – это и есть вечная жизнь.
А все остальное – бесконечный день проституции.
А моя мама один раз спросила меня:
– Что же для тебя самое главное, сын?
– А для тебя? – переспросил я.
– Ты, – не думая, сказала мать.
– И для меня Я, – ответил я.
On the bookshelvesAll

Лиза Шахова

Кино и театр.

Ксения Романова

Работа

aktobara

massive attack

Мария

Современная российская литература

Related booksAll
Related booksAll

Иван Вырыпаев

Эйфория

Иван Вырыпаев
Раз­го­вор с пись­мом

Иван Вырыпаев

Разговор с письмом

Иван Вырыпаев

Город, где я

Иван Вырыпаев

Танец «Дели»

Иван Вырыпаев
Сны

Иван Вырыпаев

Сны

Иван Вырыпаев
Сен­тен­ции Пан­те­лея Кар­ма­нова

Иван Вырыпаев

Сентенции Пантелея Карманова

Иван Вырыпаев
Ва­лен­ти­нов день

Иван Вырыпаев

Валентинов день

On the bookshelvesAll

Кино и театр.

massive attack

Don’t give a book.
Give a library.