М. Ю. Лермонтов. Поэт сверхчеловечества, Дмитрий Мережковский
ru
Free
Read

М. Ю. Лермонтов. Поэт сверхчеловечества

Impression
Add to shelf
Already read
44 printed pages
Бесплатно

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

QuotesAll

Смирению учила нас русская природа – холод и голод – русская история: византийские монахи и татарские ханы, московские цари и петербургские императоры.
Не потому ли уже и теперь сквозь вечереющий пушкинский день таинственно мерцает Лермонтов, как первая звезда.
Пушкин – дневное, Лермонтов – ночное светило русской поэзии. Вся она между ними колеблется, как между двумя полюсами – созерцанием и действием.
Лермонтов – ночное светило русской поэзии.
aleg
aleghas quoted3 years ago
не только эстетическим созерцанием, но и пророческим действием – «глаголом жечь сердца людей».
Стихи его для нас как заученные с детства молитвы.
ый взгляд может показаться, что русская литература пошла не за Пушкиным, а за Лермонтовым, захотела быть не только эстетическим созерцанием, но и пророческим действием – «глаголом жечь сердца людей».
Лермонтов обратно: в жизни – один, в творчестве идет к людям; пусть не доходит, но идет, пусть ненавидит, но не бесстрастен.
Полковой писарь оказался милосерднее христианского философа. В посмертном отпуске Вл. Соловьева вся жизнь Лермонтова – непрерывная цепь «злокачественных поступков».
«С детства обнаружились в нем черты злобы прямо демонической. В саду он то и дело ломал кусты и срывал лучшие цветы, осыпая ими дорожки. Он с истинным удовольствием давил несчастную муху и радовался, когда брошенный камень сбивал с ног бедную курицу. Взрослый Лермонтов совершенно так же вел себя относительно человеческого существования, особенно женского. И это демоническое сладострастие не оставляло его до горького конца.

Related booksAll

Петр и Алексей, Дмитрий Мережковский
Дмитрий Мережковский
Петр и Алексей
Св. Иоанн Креста, Дмитрий Мережковский
Дмитрий Мережковский
Св. Иоанн Креста
Паскаль, Дмитрий Мережковский
Дмитрий Мережковский
Паскаль
Франциск Ассизский, Дмитрий Мережковский
Дмитрий Мережковский
Франциск Ассизский
Павел. Августин, Дмитрий Мережковский
Дмитрий Мережковский
Павел. Августин
Данте, Дмитрий Мережковский
Дмитрий Мережковский
Данте
Александр Первый, Дмитрий Мережковский
Дмитрий Мережковский
Александр Первый
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)