free
Read
Ночь перед Рождеством
Фантастическая повесть о жизни украинского народа, в которой описание реалистических черт его нравов и обычаев сочетается с чудесным вымыслом. Сюжетная канва повести – романтическая любовь парубка к прекрасной девушке. Рисунки М. Соколова.
Impression
Add to shelf
Already read
71 printed pages
Бесплатно
ImpressionsAll
lioness2507
lioness2507shared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable
😄LOLZ

знаете хочу сказать ,что книга хорошая

Оля Шульга
Оля Шульгаshared an impression7 months ago
💡Learnt A Lot

b6159324936
b6159324936shared an impression7 months ago
👍
🚀Unputdownable
🐼Fluffy

QuotesAll
Не тужи, моя ненаглядная Оксана! – подхватил кузнец, – я тебе достану такие черевики, какие редкая панночка носит.
Степан Петров
Степан Петровhas quotedlast year
Кучи девушек с мешками вломились в хату Чуба, окружили Оксану. Крик, хохот, рассказы оглушили кузнеца. Все наперерыв спешили рассказать красавице что-нибудь новое, выгружали мешки и хвастались паляницами, колбасами, варениками, которых успели уже набрать довольно за свои колядки.
Шумнее и шумнее раздавались по улицам песни и крики. Толпы толкавшегося народа были увеличены еще пришедшими из соседних деревень. Парубки шалили и бесились вволю. Часто между колядками, слышалась какая-нибудь веселая песня, которую тут же успел сложить кто-нибудь из молодых козаков. То вдруг один из толпы, вместо колядки, отпускал щедровку и ревел во все горло:
Щедрик, ведрик!
Дайте вареник!
Грудочку кашки,
Кильце ковбаски!
Хохот награждал затейника. Маленькие окна подымались, и сухощавая рука старухи, которые одни только вместе с степенными отцами оставались в избах, высовывалась из окошка с колбасою в руках или куском пирога. Парубки и девушки наперерыв подставляли мешки и ловили свою добычу. В одном месте парубки, зашедши со всех сторон, окружали толпу девушек: шум, крик, один бросал комом снега, другой вырывал мешок со всякой всячиной. В другом месте девушки ловили парубка, подставляли ему ногу, и он летел вместе с мешком стремглав на землю. Казалось, всю ночь напролет готовы были провеселиться. И ночь, как нарочно, так роскошно теплилась! и еще белее казался свет месяца от блеска снега.
Михаил Фаустов
Михаил Фаустовhas quoted2 days ago
Однако ж черт, сидевший в мешке и заранее уже радовавшийся, не мог вытерпеть, чтобы ушла из рук его такая славная добыча. Как только кузнец опустил мешок, он выскочил из него и сел верхом ему на шею.
Мороз подрал по коже кузнеца; испугавшись и побледнев, не знал он, что делать; уже хотел перекреститься… Но черт, наклонив свое собачье рыльце ему на правое ухо, сказал:
– Это я – твой друг, всё сделаю для товарища и друга! Денег дам сколько хочешь, – пискнул он ему в левое ухо. – Оксана будет сегодня же наша, – шепнул он, заворотивши свою морду снова на правое ухо.
Кузнец стоял размышляя.
– Изволь, – сказал он наконец, – за такую цену готов быть твоим!
Черт всплеснул руками и начал от радости галопировать на шее кузнеца. «Теперь-то попался кузнец! – думал он про себя, – теперь-то я вымещу на тебе, голубчик, все твои малеванья и небылицы, взводимые на чертей! Что теперь скажут мои товарищи, когда узнают, что самый набожнейший из всего села человек в моих руках?» Тут черт засмеялся от радости, вспомнивши, как будет дразнить в аде всё хвостатое племя, как будет беситься хромой черт, считавшийся между ними первым на выдумки.
– Ну, Вакула! – пропищал черт, всё так же не слезая с шеи, как бы опасаясь, чтобы он не убежал, – ты знаешь, что без контракта ничего не делают.
– Я готов! – сказал кузнец.
Всё, что ни живет в нем, всё силится перенимать и передразнивать один другого
On the bookshelvesAll

Anastasiya Nagurnova

Старая добрая классика

Helga Isakova

Русская классика

Anastasiya Nagurnova

Читай-смотри

МТС Беларусь

6 класс

Related booksAll
Related booksAll
Николай Гоголь
Ве­чера на ху­торе близ Ди­каньки

Николай Гоголь

Вечера на хуторе близ Диканьки

Николай Гоголь

Записки сумасшедшего

Николай Гоголь

Тарас Бульба

Антон Чехов

Толстый и тонкий

On the bookshelvesAll

Старая добрая классика

Русская классика

Читай-смотри

Don’t give a book.
Give a library.