Варлам Шаламов

Марсель Пруст

    Лиза Чудесноваhas quoted11 days ago
    Фриц Давид умер – упал на пол барака и умер. Впрочем, было так тесно, – все спали стоя, – что мертвец не сразу добрался до пола. Мой сосед Фриц Давид сначала умер, а потом упал.
    Volkova Yuliahas quotedlast year
    Перед памятью, как перед смертью, – все равны, и право автора запомнить платье прислуги и забыть драгоценности госпожи
    Solus Rexhas quoted2 years ago
    Я не пошел спать в общежитие. Пруст был дороже сна
    Solus Rexhas quoted2 years ago
    Книга исчезла. Кто будет читать эту странную прозу, почти невесомую, как бы готовую к полету в космос, где сдвинуты, смещены все масштабы, где нет большого и малого? Перед памятью, как перед смертью, – все равны, и право автора запомнить платье прислуги и забыть драгоценности госпожи. Горизонты словесного искусства раздвинуты этим романом необычайно
    Игорь Кириенковhas quoted2 years ago
    В моем времени не было брюк гольф, но Пруст был, и я был счастлив читать «Германта». Я не пошел спать в общежитие. Пруст был дороже сна.
    Игорь Кириенковhas quoted2 years ago
    И Фриц Давид умер – упал на пол барака и умер. Впрочем, было так тесно, – все спали стоя, – что мертвец не сразу добрался до пола. Мой сосед Фриц Давид сначала умер, а потом упал.
    Игорь Кириенковhas quoted2 years ago
    Перед памятью, как перед смертью, – все равны, и право автора запомнить платье прислуги и забыть драгоценности госпожи.
    Игорь Кириенковhas quoted2 years ago
    Кто будет читать эту странную прозу, почти невесомую, как бы готовую к полету в космос, где сдвинуты, смещены все масштабы, где нет большого и малого?
    contact97912has quoted3 years ago
    Кто будет читать эту странную прозу, почти невесомую, как бы готовую к полету в космос, где сдвинуты, смещены все масштабы, где нет большого и малого?
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)