Николай Лесков

Некуда

    Александр Шаркевичhas quoted6 months ago
    Глава двенадцатая
    Que femme veut, dieu le veut
    Александр Шаркевичhas quoted6 months ago
    А со временем я вам дам за то кафедру судебной медицины в моей академии. Только нет, – продолжал он, махнув весело рукою, – вы неисправимы. Бегучий господин. Долго не посидите на одном месте. Провинция да идеализм загубили вас.
    – Меня идеализм загубил? – смеясь, переспросил Розанов.
    – Да как же? Водитесь с какими-то химеристами, ко всему этому химерному провинциально доверчивы, все ведь это что? Провинциальная доверчивость сама собою, а прежде всего идеализм.
    – Ну, это первое такое обвинение слышу, что я идеалист.
    – Пламеннейший!
    – Нельзя же, мой милый Лобачевский, всем быть только специалистами.
    – Зачем? и не надо; только зачем попусту разбрасываться.
    – А может быть, человечеству полезнее будет, чтоб мы были помногостороннее, так сказать, увлекались бы немножко.
    – Ну как же!
    Александр Шаркевичhas quoted6 months ago
    Каноник остановился посреди комнаты, заложил назад руки и, закинув голову, спросил:
    – Вы веруете в чистоту и благость стремлений общества Иисусова?
    – Свято верую, – отвечал с искренним убеждением Рациборский.
    – Так помните же, – подлетая на своих черных крыльях к Рациборскому, начал каноник, – помните, что со времен Поссевина нам нет здесь места, и мы пресмыкаемся здесь или в этом шутовском маскараде (ксендз указал на свой парик и венгерку), или в этом московском мундире, который хуже всякого маскарада. Помните это!
    – Я помню.
    – Австрия, эта проклятая ракушанка, дает нам приют, а в нашей хваленой России мы хуже жидов.
    – Они не понимают святых забот общества.
    – Так надо, чтоб они их поняли, – произнес, захохотав, Кракувка. – Первый случай, и в ход всех этих дураков. А пока приобретайте их доверие.
    – Это, ксендз каноник, не стоит труда: эти готовы верить всякому и никем не пренебрегают – даже «чертом».
    – И отлично; нет ли еще где жида крещеного?
    – Может быть, найдут.
    – И отлично. Чего же вам? С таким-то материалом не заложить постройки!
    – Я искал других людей.
    – Лучше этих не надо. Полезнее дураков и энтузиастов нет. Их можно заставить делать все.
    – Глупое, – сказал Рациборский.
    – Ничего умного и не надо нам; поручик не стоит au courant[45] с интересами отечества.
    Рациборский грустно молчал.
    Александр Шаркевичhas quoted6 months ago
    – Здесь ничего нельзя делать.
    – Неправда; дураков можно заставлять плясать, как кукол. Зачем они у вас собираются?
    – Они любят сходиться.
    – Бездельники! Что ж, они думают, зачем они собираются у вас?
    – Им кажется, что они делают революцию.
    – Только и умно, что вы тешите их этой обстановкой. Но что они ничего не делают – это ваша вина.
    – Ксендз каноник многого от меня требует.
    – Многого? – с презрением спросил Кракувка. – Они бредят коммунизмом своего народа, да?
    – Да.
    – Так я им завтра дам, что делать, – сказал с придыханием Кракувка.
    – Но и это не все; лучшие, умнейшие из них не пойдут на это.
    – А зачем вам лучшие? Зачем вам этот лекарь?
    – Мне его рекомендовал Арапов.
    – Это очень глупо: он только может мешать.
    – Он знает страну.
    – Надо держать крепче тех, которые меньше знают. У вас есть Арапов, рыжий, этот Пархоменко и капитан, Да Райнер, – помилуйте, чего ж вам? А что эти Белоярцев и Завулонов?
    – Трусы.
    – Совсем трусы?
    – Совсем трусы и не глупы.
    – Гм! Ну, этих можно бросить, а тех можно употребить в дело. При первой возможности, при первом случае пустить их. Каждый дурак имеет себе подобных.
    – Райнер не дурак.
    – Энтузиаст и неоплатоник, – это все равно, что и дурак: материал лепкий.
    – Розанов тоже умен.
    – Одолжить его. В чем он нуждается?
    – Он ищет места.
    – Дать ему место. Послезавтра вышлите мне в Петербург его бумаги, – и он может пригодиться. Ваше дело, чтоб он только знал, что он нам обязан. А что это за маркиза?
    – Женщина очень пылкая и благородная.
    – А, это прекрасно.
    – Она «белая».
    – Это все равно.
    – Она ни к чему не годна: только суетится.
    – Надо ее уверить, что она действует.
    – Она это и так думает.
    – И прекрасно. Спутать их как можно больше.
    – Ксендз каноник…
    – Пан поручик!
    – Между ними есть честнейшие люди. Я не смею возражать ничего против всех, но Розанова, Райнера и маркизу… за что же их? Они еще могут пригодиться.
    – Кому? кому? – опять с придыханием спросил каноник. – Этой шизме вы бережете людей. Ей вы их сберегаете?
    – Я не могу не уважать человеческих достоинств во всяком.
    – Кто хвалит чужое, тот уменьшает достоинства своего.
    – Они также могут содействовать человеческому счастью.
    Svetlana Kostromitinovahas quoted7 months ago
    ни швец, ни жнец, ни в дуду игрец
    Александр Шаркевичhas quoted7 months ago
    Вы так отзываетесь о маме, что я не знаю…
    – Чего не знаешь?
    – Я очень рада, что о моей маме осталась такая добрая память.
    – Да, истинно добрая.
    – Но сама я…
    – Что ты сама?
    Девушка закраснелась и застенчиво проговорила:
    – Я не знаю, как надо жить.
    – Этой науки, кажется, не ты одна не знаешь. По-моему, жить надо как живется; меньше говорить, да больше делать, и еще больше думать; не быть эгоисткой, не выкраивать из всего только одно свое положение, не обращая внимания на обрезки, да, главное дело, не лгать ни себе, ни людям. Первое дело не лгать. Людям ложь вредна, а себе еще вреднее. Станешь лгать себе, так всех обманешь и сама обманешься.
    – Да как же лгать себе, тетя?
    – Ах, мать моя! Как? Ну, вот одна выдумает, что она страдалица, другая, что она героиня, третья еще что-нибудь такое, чего вовсе нет. Уверят себя в существовании несуществующего, да и пойдут чудеса творить, от которых бог знает сколько людей станут в несчастные положения. Вот как твоя сестрица Зиночка.
    Anastasia Ofitserovahas quotedlast year
    – У нас один общий враг.

    – Враг один у всего человечества. Это – его невежество и упадок нравов. Противодействуйте ему.
    Anastasia Ofitserovahas quotedlast year
    Русский человек зачастую сапоги покупает осмотрительнее, чем женится.
    Anastasia Ofitserovahas quotedlast year
    Немощная плоть стариков плохо повиновалась бодрости духа.
    Anastasia Ofitserovahas quotedlast year
    – Я не знаю, как надо жить.

    – Этой науки, кажется, не ты одна не знаешь. По-моему, жить надо как живется; меньше говорить, да больше делать, и еще больше думать; не быть эгоисткой, не выкраивать из всего только одно свое положение, не обращая внимания на обрезки, да, главное дело, не лгать ни себе, ни людям.
    Michael Kvakinhas quotedlast year
    колотушек, затрещин, взвошек, взъефантуливанья и пришпандориванья
    Michael Kvakinhas quotedlast year
    все постарели и не поумнели
    Валерия Кинееваhas quotedlast year
    А вы естественных наук не знаете? Это, говорят, очень интересно.
    Валерия Кинееваhas quotedlast year
    «Я хотя и не намерена делать вас своим оброчником и ни в чем вас не упрекаю, потому что во всем виновата сама, но меня очень обижают ваши ко мне отношения. Вы смотрите на меня только как на нужную вам подчас вещь и, кажется, вовсе забываете, что я женщина и, дойдя до сближения с человеком, хотела бы, чтоб он смотрел на меня как на человека: словом, хотела бы хоть приязни, хоть внимания; а для вас, – я вижу, – я только вещь. Я много думала над своим положением, много плакала, не беспокоя, однако, вас своими слезами и находя, что вы ставите меня в роль, которая меня унижает в моих собственных глазах, решилась сказать вам: или перемените свое обращение со мною, и я стану беречь и любить вас, или оставьте меня в покое, потому что таким, каковы вы были со мною до этой поры, вы мне решительно противны, и я представляюсь себе ничтожною и глупою».
    Валерия Кинееваhas quotedlast year
    – У каждой женщины есть своя воля, и каждая сама может распорядиться собою как хочет. Человек не вправе склонять женщину, точно так же как не вправе и останавливать ее, если она распоряжается собою сама.
    Валерия Кинееваhas quotedlast year
    – Оттого, что вас окружают развитые люди, – произнес он. – Развитый человек не может тратить времени на эти, как вы называете, ухаживанья. Мы уважаем в женщине равноправного человека. Ухаживать, как вы выражаетесь, надо иметь цель, – иначе это глупо.
    Валерия Кинееваhas quotedlast year
    Красин познакомил Мечникову с Бертольди, та поговорила с нею, посмотрела на ее житье-бытье и объявила своим, что Мечникова глупа, но фактическая гражданка.
    Валерия Кинееваhas quotedlast year
    Мутоврят народ тот туда, тот сюда, а сами, ей-право, великое слово тебе говорю, дороги никуда не знают, без нашего брата не найдут ее никогда. Всё будут кружиться, и все сесть будет некуда.
    Впервые опубликовано – «Библиотека для чтения», 1864.
    Валерия Кинееваhas quotedlast year
    ними у меня общего… хоть ненависть… хоть неумение мириться с тем обществом, с которым все вы миритесь… а с вами… ничего, – договорила она и захлебнулась.
    Валерия Кинееваhas quotedlast year
    Жертв! – произнесла, сложив губки, Евгения Петровна. – Мало ему без вас жертв? Нет, просто вы несчастные люди. Что ты, что Розанов, что Райнер – все вы сбились и не знаете, что делать: совсем несчастные люди.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)