Последний лист, О. Генри
Read

Последний лист

Перевод с английского Н. Дарузес. Файл электронной книги подготовлен в Агентстве ФТМ, Лтд., 2013.
more
Impression
Add to shelf
Already read
8 printed pages
Классика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Zavialova Yulia
Zavialova Yuliashared an impression5 months ago
💧Soppy

Помню, как этот рассказ нам читала учительница в пятом классе. Впервые читаю его с тех пор

🔮Hidden Depths

Белиссимо!

Yuri Tsarev
Yuri Tsarevshared an impression5 days ago
💧Soppy

Это просто гениально.

👍
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy

Трогательная и неожиданная развязка.

Happy
Happyshared an impression28 days ago
💧Soppy

Шедевр Бермана :( очень грустно

Evgenia Strukova
Evgenia Strukovashared an impression4 months ago
💧Soppy

Ольга
Ольгаshared an impression5 months ago
👍
💧Soppy

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
💧Soppy

b6995715328
b6995715328shared an impression6 months ago
🚀Unputdownable
💧Soppy

Только человек без сердца не заплачет, прочитав эту книгу... Шедевр!

💧Soppy

Шедевр спасший жизнь

🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Альмира
Альмираshared an impression8 months ago
👍
💧Soppy

👍
🚀Unputdownable

🔮Hidden Depths

🔮Hidden Depths

👍

Шедевр

👍
💞Loved Up
🐼Fluffy
💧Soppy

QuotesAll

ноябре неприветливый чужак, которого доктора именуют Пневмонией, незримо разгуливал по колонии, касаясь то одного, то другого своими ледяными пальцами
Они познакомились за табльдотом одного ресторанчика на Восьмой улице и нашли, что их взгляды на искусство, цикорный салат и модные рукава вполне совпадают. В результате и возникла общая студия.
– У нее один шанс… ну, скажем, против десяти, – сказал он, стряхивая ртуть в термометре. – И то, если она сама захочет жить. Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика. Ваша маленькая барышня решила, что ей уже не поправиться. О чем она думает?
– Ей… ей хотелось написать красками Неаполитанский залив.
У нее один шанс… ну, скажем, против десяти, – сказал он, стряхивая ртуть в термометре. – И то, если она сама захочет жить. Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика. Ваша маленькая барышня решила, что ей уже не поправиться. О чем она думает?
пил запоем, но все еще говорил о своем будущем шедевре. А в остальном это был злющий старикашка, который издевался над всякой сентиментальностью
Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика
Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика.
ведь это не меньше, чем у каждого из нас здесь, в Нью-Йорке, когда едешь в трамвае или идешь мимо нового дома
Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика
Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика.
– У нее один шанс… ну, скажем, против десяти, – сказал он, стряхивая ртуть в термометре. – И то, если она сама захочет жить. Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика.
улицы перепутались и переломались в короткие полоски, именуемые проездами
Старик Берман был художник, который жил в нижнем этаже, под их студией. Ему было уже за шестьдесят, и борода, вся в завитках, как у Моисея Микеланджело, спускалась у него с головы сатира на тело гнома. В искусстве Берман был неудачником. Он все собирался написать шедевр, но даже и не начал его. Уже несколько лет он не писал ничего, кроме вывесок, реклам и тому подобной мазни ради куска хлеба. Он зарабатывал кое-что, позируя молодым художникам, которым профессионалы-натурщики оказывались не по карману. Он пил запоем, но все еще говорил о своем будущем шедевре. А в остальном это был злющий старикашка, который издевался над всякой сентиментальностью и смотрел на себя как на сторожевого пса, специально приставленного для охраны двух молодых художниц.

On the bookshelvesAll

Классика, Bogdan Ponomarov
Bogdan Ponomarov
Классика
О.Генри, Владимир
Владимир
О.Генри
Прочитанное, Олег Никитин
Олег Никитин
Прочитанное
Книги на лето, Дарья Вербицкая
Дарья Вербицкая
Книги на лето

Related booksAll

Аравия, Джеймс Джойс
Джеймс Джойс
Аравия
Антон Чехов
Ко­то­рый из трех
Антон Чехов
Который из трех
О. Генри
Пока ждет ав­то­мо­биль
Александр Куприн
Пу­та­ница
Александр Куприн
Путаница
Николай Гоголь
Ко­ляска
Николай Гоголь
Коляска
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)