Read

Колымские рассказы (сборник рассказов)

В «Колымских рассказах», самой известной книге Шаламова, рассказывается о сталинских лагерях, причем куда жестче и правдивее, чем в прозе Солженицына. При этом Шаламов рассуждает о куда более глобальных вещах, связанных с существованием человека в нечеловеческих условиях. Он дает читателю важные жизненные ориентиры, возможность поиска внутренней опоры, поэтому он так интересен в наши дни не только в России, но и в других странах.
more
Impression
Add to shelf
Already read
224 printed pages
Классика

ImpressionsAll

👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths

👍
💀Spooky

Elen Fist
Elen Fistshared an impressionlast month
💀Spooky

e.
e.shared an impression2 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
💧Soppy

Это очень, очень страшно. Жаль, что те, кто сейчас ностальгируют по Сталину, этого не хотят знать.

gellerarbeit
gellerarbeitshared an impression3 months ago
👍

💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

💀Spooky

Супер

💧Soppy

Читать всем.

Mark
Markshared an impression8 months ago
💧Soppy

💀Spooky
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Всё и чуть больше о лагерях. Страшно и не верится, что это правда.

Nikolay Kravets
Nikolay Kravetsshared an impression9 months ago
👍
💀Spooky
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
💧Soppy

Natasha Reid
Natasha Reidshared an impression9 months ago
💡Learnt A Lot
💧Soppy

💀Spooky
💧Soppy

Давать читать девочкам и мальчикам, которые плачут, что у них не тот айфон или машина старая.

Очень тяжело читать это произведение, но понимаешь, что у тебя не так уж все и плохо

💀Spooky
🚀Unputdownable

Маша
Машаshared an impressionlast year
💀Spooky
🚀Unputdownable

zhumagul81
zhumagul81shared an impressionlast year
🚀Unputdownable

Maria Geskina
Maria Geskinashared an impressionlast year
💀Spooky
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

👍
🎯Worthwhile
💧Soppy

💀Spooky
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

QuotesAll

Дружба не зарождается ни в нужде, ни в беде. Те «трудные» условия жизни, которые, как говорят нам сказки художественной литературы, являются обязательным условием возникновения дружбы, просто недостаточно трудны. Если беда и нужда сплотили, родили дружбу людей — значит, это нужда не крайняя и беда не большая. Горе недостаточно остро и глубоко, если можно разделить его с друзьями. В настоящей нужде познается только своя собственная душевная и телесная крепость, определяются пределы своих возможностей, физической выносливости и моральной силы.
Мечта каждого доброго россиянина — и заключенного, и вольнонаемного, — чтобы его поставили что-нибудь, кого-нибудь проверять. Во-первых: я над кем-то командир. Во-вторых: мне оказано доверие. В-третьих: за такую работу я меньше отвечаю, чем за прямой труд. А в-четвертых: помните атаку «В окопах Сталинграда» Некрасова.
Мы знали, что в нашей воле прекратить эту жизнь хоть завтра, и иногда решались сделать это, и всякий раз мешали какие-нибудь мелочи, из которых состоит жизнь. То сегодня будут выдавать «ларек» — премиальный килограмм хлеба, — просто глупо было кончать самоубийством в такой день. То дневальный из соседнего барака обещал дать закурить вечером — отдать давнишний долг.
честная воровская игра — это и есть игра на обман: следи и уличай партнера, это твое право, умей обмануть сам, умей отспорить сомнительный выигрыш.
Sofia
Sofiahas quoted8 days ago
тот встретил его такой крепкой руганью, какой может ругаться только человек, ставший из слабого сильным и знающий, что его ругань безнаказанна
цитату из Есенина, единственного поэта, признанного и канонизированного преступным миром:
Как мало пройдено дорог,
Как много сделано ошибок.
Я думаю, что каждый человек, имеющий высшее образование, тем более гуманитарное, обязан уметь вытесать топорище и развести пилу. Тем более если это надо делать рядом с горячей печкой.
А потому, что был он [физически] крепче, выносливее всех животных, а позднее потому, что заставил свое духовное начало успешно служить началу физическому.
понял самое главное, что человек стал человеком не потому, что он божье созданье, и не потому, что у него удивительный большой палец на каждой руке. А потому, что был он {физически} крепче, выносливее всех животных, а позднее потому, что заставил свое духовное начало успешно служить началу физическому.
— Чифирку бы подварить, — сказал Севочка, укладывая выигранные вещи в большой фанерный чемодан. — Я подожду.
— Заварите, ребята, — сказал Наумов.
Речь шла об удивительном северном напитке — крепком чае, когда на небольшую кружку заваривается пятьдесят и больше граммов чая. Напиток крайне горек, пьют его глотками и закусывают соленой рыбой. Он снимает сон и потому в почете у блатных и у северных шоферов в дальних рейсах. Чифирь должен бы разрушительно действовать на сердце, но я знавал многолетних чифиристов, переносящих его почти безболезненно. Севочка отхлебнул глоток из поданной ему кружки.
Лицо было такое, что запомнить его было нельзя. Поглядел на него — и забыл, потерял все черты, и не узнать при встрече. Это был Севочка, знаменитый знаток терца, што
Градусника рабочим не показывали, да это было и не нужно — выходить на работу приходилось в любые градусы. К тому же старожилы почти точно определяли мороз без градусника: если стоит морозный туман, значит, на улице сорок градусов ниже нуля; если воздух при дыхании выходит с шумом, но дышать еще не трудно — значит, сорок пять градусов; если дыхание шумно и заметна одышка — пятьдесят градусов. Свыше пятидесяти пяти градусов — плевок замерзает на лету. Плевки замерзали на лету уже две недели.
И тело его не обманет. Его обманула семья, обманула страна. Любовь, энергия, способности — все было растоптано, разбито. Все оправдания, которые искал мозг, были фальшивы, ложны, и Андреев это понимал. Только разбуженный прииском звериный инстинкт мог подсказать и подсказывал выход.
переставал двигаться, умудрялся спать на ходу или стоя. Недостаток сна
в этом мышечном слое размещалась только злоба — самое долговечное человеческое чувство
e.
e.has quoted2 months ago
В «секции», как по-модному называли тот склад, куда привели Андреева, было более тысячи человек. Но сразу это множество не было заметным. Люди лежали на верхних нарах голыми от жары, на нижних нарах и под нарами — в телогрейках, бушлатах и шапках. Большинство лежало навзничь или ничком (никто не объяснит, отчего арестанты почти не спят на боку), и их тела на массивных нарах казались наростами, горбами дерева, выгнувшейся доской.
Человек счастлив своим уменьем забывать
Вес костей — сорок два процента общего веса
еще хорошо, что слезы не имеют запаха.
Есть люди, которые вечно все знают и все угадывают. Есть и такие, которые во всем хотят видеть лучшее, и их сангвинический темперамент в самом тяжелом положении всегда отыскивает какую-то формулу согласия с жизнью. Для других, напротив, события развиваются к худшему, и всякое улучшение они воспринимают недоверчиво, как некий недосмотр судьбы. И эта разница суждений мало зависит от личного опыта: она как бы дается в детстве — на всю жизнь…

On the bookshelvesAll

Телеканал Дождь

Сто лекций с Дмитрием Быковым

Иван

100 книг, которые нужно прочитать, чтобы понимать себя и других

Илья Матвеев

Социалистические идеи

Музей истории ГУЛАГа

Книги памяти от Музея истории ГУЛАГа

Related booksAll

Related booksAll

Варлам Шаламов

Очерки преступного мира (сборник)

Варлам Шаламов

Левый берег (сборник рассказов)

Варлам Шаламов

Воскрешение лиственницы (сборник рассказов)

Варлам Шаламов

Воспоминания (Несколько моих жизней)

Варлам Шаламов

Артист лопаты (сборник рассказов)

Евгения Гинзбург

Крутой маршрут

Варлам Шаламов

Собрание сочинений. Том 1

On the bookshelvesAll

Сто лекций с Дмитрием Быковым

100 книг, которые нужно прочитать, чтобы понимать себя и других

Социалистические идеи

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)