Письмовник, Михаил Шишкин
ru
Михаил Шишкин

Письмовник

308 printed pages
  • 👍14
  • 💧12
  • 🔮9
В новом романе Михаила Шишкина «Письмовник», на первый взгляд, все просто: он, она. Письма. Дача. Первая любовь. Но судьба не любит простых сюжетов. Листок в конверте взрывает мир, рвется связь времен. Прошедшее становится настоящим: Шекспир и Марко Поло, приключения полярного летчика и взятие русскими войсками Пекина. Влюбленные идут навстречу друг другу, чтобы связать собою разорванное время. Это роман о тайне. О том, что смерть – такой же дар, как и любовь.
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
Search on Google
Impression
Add to shelf
  • 👍Worth reading14
  • 💧Soppy12
  • 🔮Hidden Depths9
Sign in or Register
👍Worth reading

Это второй роман, который я читала у Шишкина. Первый - " Венерин волос". И есть в них перекличка, и параллели, и сходство женских судеб, особенно в мечтаниях о ребёнке и безумии от невозможности осуществления этой мечты. И не нужно искать здесь примет времени, и удивляться, почему не стыкуются события китайской войны с событиями Сашиного бытия. Это параллельная реальность, а что мы действительно знаем о времени, кроме того, что оно течёт? А может сейчас в параллельном мире, куда ушли наши близкие, идёт война с Наполеоном или ещё какая-то страшная война. И не надо искать логики там, где есть такая глубина, такая бездна чувств, ощущений, осязаний. И прозревает здесь зрячий, а не слепой, и смерти нет, если есть любовь, и измены тоже нет, если есть сострадание. Надо читать. Хотя бы по несколько страниц в день , как лекарство от толстокожести, принимать эту книгу.

Denis Abasov
Denis Abasovshared an impression3 years ago

Когда я читаю художественную литературу, то всегда стараюсь знакомиться с личностью автора. И от этого сильно зависит моё восприятие текста. Наверное, потому что литература для меня является предметом эстетики. А в основе эстетики лежит чувство Красоты, соприкосновение с гармонией. И вот я совершенно не верю, что человек, который к этой гармонии что-то примешивает, может создать красивый в эстетическом смысле этого слова текст. Впрочем, чтобы это почувствовать, не обязательно даже знать автора, это может прийти потом, когда в силу смутного ощущения поддельности текста вы начинаете находить несостыковки и в биографиях. В случае с "Письмовником" у меня такое ощущение было.

Михаил Шишкин - писатель политически ангажированный. Диссидент, а впоследствии либерал и, что характерно, эмигрант. Живёт в Швейцарии, откликается на события новейшей русской истории шаблонными статьями в The Guardian. И параллельно пишет популярные в определённых кругах (типа аудитории сайта Colta.ru) постмодернистские романы. Романы пишутся хорошим слогом и получают хорошие премии ("Русский букер", "Национальный бестселлер", "Большая книга"). Что же здесь может быть плохого?

Роман "Письмовник" это роман о любви. Любви на фоне вечной разлуки и малоизвестной войны в Китае рубежа XIX-XX веков. Героя в книге всего два: Володя и Саша. На протяжении всего повествования они шлют друг другу письма. Как читатель понимает позже - безответные. Они пишут о своей первой любви друг к другу, складывающейся из маленьких, но волшебных событий, отвлечённых метафор, восторженного открытия друг друга. А вскоре Володю забирают на войну, и мы уже смотрим на параллельные миры. В одном видим смерть, болезни, вражду. В другом - несчастье, одиночество, боль. А связывает эти два мира только память о самой первой любви, которая пережила всё.

Любовь у Шишкина живёт в красивых словах:
"И вдруг очень остро чувствуешь, что на самом деле мысли и слова сделаны из той же сути, как и это зарево, или то же зарево, но отраженное вон в той луже, или моя рука с перебинтованным пальцем."

Красивых, но необязательных. Похожих на мистически-туманный спектакль в "Чайке" Чехова или опиумные прозрения Серебряного века. Чехову хватило одного акта, чтобы передать суть. У Шишкина это размыто на сотни страниц. В конечном счёте остаётся только приторность переслащенного чая. Для литературы постмодернизма характерно смещение акцентов со смысла на язык, игра с реальностью, потерявшей все основания. Но следует признать, что эта игра уже давно как подзатянулась. И если мы можем с восторгом прочитать Борхеса, потом с чуть меньшим Эко и Салмана Рушди, то на Шишкине мы уже будем откровенно зевать. Остаётся разве что резюмировать набоковской цитатой из учебника грамматики: "Дуб - дерево. Олень - животное. Воробей - птица. Россия - наше отечество. Смерть неизбежна". Тут тебе и ирония, и метатекст, и, вроде бы, ни к чему не придерёшься.

Почему я всё же оцениваю книгу достаточно неплохо? С технической точки зрения сделана она хорошо. Если брать нынешний среднероссийский уровень, то и вовсе замечательно. Но для меня это работа ремесленная, выполненная по давно отработанным европейским лекалам. А с них не спросишь больше, чем они есть.

Nataliya Velkova
Nataliya Velkovashared an impressionlast year

Волшебно, романтично, тонко и до самой сути. Невозможно оторваться и прервать этот поток откровенности и близости.

А потом воды мутнеют. Страх, отвращение, тоска. Но оторваться то ты не можешь, и даже замедлиться не получается. Продолжаешь жадно глотать. И глотать. И уже нет никакой разницы, какого оттенка чувства, главное насколько они мощные и честные

И запахи из сада! Такие густые, плотные, прямо взвесью стоят в воздухе. Хоть наливай в чашку вместо заварки.
Они скандалили, будто не знали, что злые слова нельзя взять назад и забыть. Не знали, что люди ругаются на полную, а мирятся наполовину, и так каждый раз от любви отрезается, и ее становится все меньше и меньше. Или знали, но не могли ничего поделать.
Все ушли, оставили меня одного. Я вышел покурить и думаю — зачем мне все это надо? Кто мне этот старик? Зачем он нужен? Пока курил, тот дошел. И вот вытираю кровь, гной — кое-как, чтобы поскорее его отправить в морозилку. И тут подумал, что, может, он кому-то отец. Принес тазик с горячей водой, стал его обмывать. Тело старое, заброшенное, жалкое. Никто его годами не гладил. И вот я мою его ноги, страшные скрюченные пальцы, а ногтей почти и нет — все съел грибок. Протираю губкой все его раны, шрамы — и тихо с ним разговариваю: ну что, отец, тяжелая у тебя получилась жизнь? Нелегко, когда тебя никто не любит. Да и как это в твоем-то возрасте жить на улице бездомной собакой? Но теперь-то все закончилось. Отдохни! Теперь все хорошо. Ничего не болит, никто не гонит. И вот так мыл его и разговаривал. Не знаю, помогло ли это ему в смерти, но мне это очень помогло жить.
Зачитательно , Чуприна Валентина
Чуприна Валентина
Зачитательно
  • 86
  • 520
Саша и Лев рекомендуют, САША И ЛЕВ
100 лучших романов XXI века, Дмитрий Петропавлов
Дмитрий Петропавлов
100 лучших романов XXI века
  • 55
  • 62
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)