ru
Free
Read

Записки из подполья

Герой повести — мелкий чиновник, который страдает от того, что он принижен обществом и восстает против условий общественной жизни, которые его обезличивают. Суть этого бунта Достоевский пояснил так: «Я горжусь, что впервые вывел настоящего человека русского большинства и впервые разоблачил его уродливую и трагическую сторону. Трагизм состоит в сознании уродливости Только я один вывел трагизм подполья, состоящий в страдании, в самоказни, в сознании лучшего и в невозможности достичь его и, главное, в ярком убеждении этих несчастных, что и все таковы, а стало быть, не стоит и исправляться!».

Интересное рассуждение из повести: «Прямой плод сознания — инерция, сознательное сложа-руки-сиденье. Все непосредственные деятели потому и деятельны, что тупы и ограничены. Они второстепенные причины за первоначальные принимают, таким образом скорее других убеждаются, что основание своему делу нашли, и успокоиваются. Ведь чтоб начать действовать, нужно, чтоб сомнений уж никаких не оставалось. Hу а как я, например, себя успокою? Я упражняюсь в мышлении, а следственно, у меня всякая первоначальная причина тотчас же тащит за собою другую, еще первоначальнее, и так далее в бесконечность. Такова именно сущность всякого сознания и мышления».
more
Impression
Add to shelf
Already read
151 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Главный герой вполне понимает что было бы разумно, но делает все в зависимости от своего хотения. Не в силах справится с ним, хотя и отдает полный отчет своим действиям.

Evgeny Maksimenkov
Evgeny Maksimenkovshared an impressionlast year
🙈Lost On Me

Marina Ilyinykh
Marina Ilyinykhshared an impression2 months ago
👍
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💧Soppy

Удивительной силы повесть. Прочитала её после посещения спектакля Константина Райкина "Вечер с Достоевским". Советую и литературную, и театральную формы, как возможность погрузиться в глубины человеческой души. Только погружаться лучше осторожно, душевные струны могут быть задеты и даже расстроены.
При этом, есть причина прочесть произведение - лучше понять черты "антигероя", в себе похожие настроения подметить. Укрепляясь верой и надеждой, вести в своей душе профилактику и лечение деструктивных форм эгоизма.
Примечания также прочитала с интересом, очень много интересных, на первый взгляд трудноуловимых, отсылок содержится внутри "Записок".
Повесть, по моим ощущениям, встряхивает напоминанием о многих человеческих страданиях, подпитывает желание умножать радость в мире через общение, внимание к людям, заботу о них.

Michal Stukalo
Michal Stukaloshared an impression5 months ago
👍

Это то, что я буду перечитывать всю свою жизнь. Это даже не альтер эго. Это Я. Это часть меня. А я и всегда был частью этого.

tinesska
tinesskashared an impression7 months ago
💡Learnt A Lot

Прочитала. Слишком во многих строчках видела себя.

Rouges
Rougesshared an impression2 months ago
👍

Nikolay Afrin
Nikolay Afrinshared an impression3 months ago

Преступление и наказание в миниатюре.

💡Learnt A Lot

Тоскливо. В хорошем смысле этого слова.

b1049493463
b1049493463shared an impression5 months ago

Идеально описание "лишнего человека"

Korchaginaveronika
Korchaginaveronikashared an impression8 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
😄LOLZ

Oleg Kozlov
Oleg Kozlovshared an impression9 months ago
👍

Denis Maslennikov
Denis Maslennikovshared an impression10 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Оля Черных
Оля Черныхshared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

🔮Hidden Depths

Yura Loginov
Yura Loginovshared an impressionlast year
🚀Unputdownable

Not Me
Not Meshared an impressionlast year
👍

Ирина
Иринаshared an impressionlast year
🙈Lost On Me
🚀Unputdownable

👍

nataliakonf
nataliakonfshared an impressionlast year
💞Loved Up

...

QuotesAll

Я не только злым, но даже и ничем не сумел сделаться: ни злым, ни добрым, ни подлецом, ни честным, ни героем, ни насекомым.
Сознание, например, бесконечно выше, чем дважды два. После дважды двух уж, разумеется, ничего не останется, не только делать, но даже и узнавать. Все, что тогда можно будет, это — заткнуть свои пять чувств и погрузиться в созерцание. Ну, а при сознании хоть и тот же результат выходит, то есть тоже будет нечего делать, но по крайней мере самого себя иногда можно посечь, а это все-таки подживляет. Хоть и ретроградно, а все же лучше, чем ничего.
даже и насекомым не сумел сделаться. Скажу вам торжественно, что я много раз хотел сделаться насекомым
Я ее написал, думая, что выйдет очень остро; а теперь, как увидел сам, что хотел только гнусно пофорсить, — нарочно не вычеркну!
Да-с, умный человек девятнадцатого столетия должен и нравственно обязан быть существом по преимуществу бесхарактерным; человек же с характером, деятель, — существом по преимуществу ограниченным. Это сорокалетнее мое убеждение.
Oleg
Oleghas quoted6 years ago
Свойства нашего романтика — это всё понимать, все видеть и видеть часто несравненно яснее, чем видят самые положительнейшие наши умы; ни с кем и ни с чем не примиряться, но в то же время ничем и не брезгать; все обойти, всему уступить, со всеми поступить политично; постоянно не терять из виду полезную, практическую цель (какие-нибудь там казенные квартирки, пенсиончики, звездочки) усматривать эту цель через все энтузиазмы и томики лирических стишков и в то же время «и прекрасное и высокое» по гроб своей жизни в себе сохранить нерушимо, да и себя уже кстати вполне сохранить так-таки в хлопочках, как ювелирскую вещицу какую-нибудь, хотя бы, например, для пользы того же «прекрасного и высокого».
Потому, во-первых, виноват, что я умнее всех, которые меня окружают. (Я постоянно считал себя умнее всех, которые меня окружают, и иногда, поверите ли, даже этого совестился. По крайней мере, я всю жизнь смотрел как-то в сторону и никогда не мог смотреть людям прямо в глаза)
Да в том-то и состояла вся штука, в том-то и заключалась наибольшая гадость, что я поминутно, даже в минуту самой сильнейшей желчи, постыдно сознавал в себе, что я не только не злой, но даже и не озлобленный человек, что я только воробьев пугаю напрасно и себя этим тешу.
Hо до того человек пристрастен к системе и к отвлеченному выводу, что готов умышленно исказить правду, готов видом не видать и слыхом не слыхать, только чтоб оправдать свою логику.
К тому же я еще и суеверен до крайности; ну, хоть настолько, чтоб уважать медицину
человек больной… Я злой человек. Hепривлекательный я человек
можно хоть сколько-нибудь уважать себя человеку, который даже в самом чувстве собственного унижения посягнул отыскать наслаждение?
вам объясню: наслаждение было тут именно от слишком яркого сознания своего унижения; оттого, что уж сам чувствуешь, что до последней стены дошел; что и скверно это, но что и нельзя тому иначе быть; что уж нет тебе выхода, что уж никогда не сделаешься другим человеком; что если б даже и оставалось еще время и вера, чтоб переделаться во что-нибудь другое, то, наверно, сам бы не захотел переделываться; а захотел бы, так и тут бы ничего не сделал, потому что на самом-то деле и переделываться-то, может быть, не во что.
Ведь прямой, законный, непосредственный плод сознания – это инерция, то есть сознательное сложа-руки-сиденье.
, например, над всеми торжествую; все, разумеется, во прахе и принуждены добровольно признать все мои совершенства, а я всех их прощаю.
Страдание – да ведь это единственная причина сознания. Я хоть и доложил вначале, что сознание, по-моему, есть величайшее для человека несчастие, но я знаю, что человек его любит и не променяет ни на какие удовлетворения.
Я не только злым, но даже и ничем не сумел сделаться: ни злым, ни добрым, ни подлецом, ни честным, ни героем, ни насекомым
Гадко это все вспоминать, да и тогда гадко было. Ведь через минуту какую-нибудь я уже с злобою соображаю, бывало, что все это ложь, ложь, отвратительная напускная ложь, то есть все эти раскаяния, все эти умиления, все эти обеты возрождения. А спросите, для чего я так сам себя коверкал и мучил? Ответ: затем, что скучно уж очень было сложа руки сидеть; вот и пускался на выверты.
Любовь – тайна божия и от всех глаз чужих должна быть закрыта, что бы там ни произошло.
Повторяю, усиленно повторяю: все непосредственные люди и деятели потому и деятельны, что они тупы и ограничены. Как это объяснить? А вот как: они вследствие своей ограниченности ближайшие и второстепенные причины за первоначальные принимают, таким образом скорее и легче других убеждаются, что непреложное основание своему делу нашли, ну и успокоиваются; а ведь это главное. Ведь чтоб начать действовать, нужно быть совершенно успокоенным предварительно, и чтоб сомнений уж никаких не оставалось. Hу а как я, например, себя успокою? Где у меня первоначальные причины, на которые я упрусь, где основания? Откуда я их возьму?

On the bookshelvesAll

Анна Логиновская

Книги, которые должен прочесть каждый. Список Бродского

Natalia Beloshytskaya

Классика

Серёга Шабалин

Список Бродского

Виталий Пивоваров

100 Лучших книг по версии Дистопии

Related booksAll

Related booksAll

Федор Достоевский

Сон смешного человека

Федор Достоевский

Двойник

Федор Достоевский

Подросток

Федор Достоевский

Вечный муж

Федор Достоевский

Неточка Незванова

Федор Достоевский

Записки из мертвого дома

Федор Достоевский

Скверный анекдот

On the bookshelvesAll

Книги, которые должен прочесть каждый. Список Бродского

Классика

Список Бродского

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)