ru
Free
Read

Трое на четырех колесах

Эта книга переносит нас во времена старой доброй Англии. Мы попадаем в общество настоящих джентльменов, которым присущ тонкий и добродушный юмор, а также страстная любовь к путешествиям.
more
Impression
Add to shelf
Already read
195 printed pages
БесплатноКлассика

ImpressionsAll

👍
😄LOLZ

💤Borrrriiinnng!

Mari Serjan
Mari Serjanshared an impression5 months ago
😄LOLZ

💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Victoria Yarovikova
Victoria Yarovikovashared an impressionlast year
💡Learnt A Lot
😄LOLZ

🌴Beach Bag Book
😄LOLZ

Неплохое продолжение всемирно известного бестселлера "Трое в лодке не считая собаки"

👍
💡Learnt A Lot
🌴Beach Bag Book
😄LOLZ

mariasharova
mariasharovashared an impression2 years ago
🚀Unputdownable
😄LOLZ

QuotesAll

Немец любит природу – но при том условии, при котором одна дама соглашалась любить дикарей, а именно: чтобы они были воспитанные и больше одеты. Он любит гулять в лесу – если дорожка ведет к ресторану, если она не слишком крута, если по бокам через каждые двадцать шагов есть скамеечка, на которой можно посидеть и вытереть лоб. Потому что сесть на траву так же дико для немца, как для английского епископа скатиться с верхушки холма, на котором устроены народные гулянья. Немец охотно любуется видом с вершины горы – если там прибита дощечка с надписью, куда и на что глядеть, и если есть стол и скамейка, чтобы можно было не разорительно освежиться пивом и закусить принесенными с собой бутербродами. Если тут же на дереве он усмотрит полицейское объявление, запрещающее ему куда-нибудь повернуть или что-нибудь делать – то
Мы не совсем точно выполнили программу поездки на велосипедах, потому что дела человеческие всегда более скромны сравнительно с намерениями.
Ощущения человека, когда он среди ночи бродит по дому в одном халате и мягких туфлях большинству, вероятно, знакомы: все предметы, в особенности с острыми краями, лезут навстречу, хотя днем, когда человек в сапогах и солидном платье, они не обращают на него ни малейшего внимания и не предпринимают попыток неожиданно приблизиться.
Если что-нибудь случается с моим велосипедом, когда я катаюсь за городом, я сажусь на обочине и жду, пока проедет телега. При этом опасность является только со стороны проезжающих любителей «разборки»: увидя лежащий на боку чужой велосипед, они соскакивают на всем ходу и бросаются к нему с дружелюбно-восторженным кличем. Прежде я пробовал отклонять любезность следующими словами:
– Ничего, ничего! Пожалуйста, не беспокойтесь из-за меня. Поезжайте дальше, прошу вас.
Но теперь я научен горьким опытом и всегда говорю:
– Оставьте меня в покое, или я размозжу вам голову!
Sofia
Sofiahas quotedlast month
человек не может вполне оценить свое счастье, пока оно ничем не омрачено
Зачем в Германии запрягают собак – решительно непонятно; я думаю, что только с целью доставить им удовольствие. В Бельгии, Голландии и Франции я видел, как их действительно заставляют тащить тяжелую поклажу и еще бьют; но в Германии – никогда! Бить животное – здесь вообще неслыханное дело: им только читают нравоучения.
человек не может вполне оценить свое счастье, пока оно ничем не омрачено
До сих пор Германии везло относительно правителей, тяжелое время настанет для нее тогда, когда испортится главная машина, но, может быть, описанный выше характер народа постоянно подготавливает хороших правителей; это вполне вероятно.
Я знаю еще только один город, где жизнь продолжается ночью: это Петербург. Но там не встают так рано, как в Берлине. В Петербурге ездят в загородные парки после театров; там оживление начинается только с полуночи: едут туда в санях целых полчаса, и около четырех часов утра на Неве становится тесно от возвращающейся по домам публики. Это представляет удобство для тех, кто уезжает с ранними поездами: можно поужинать со знакомыми и затем отправляться прямо на вокзал, не затрудняя ни других, ни себя ранним вставаньем.
Если бы английский народ признал чей-нибудь язык, кромесвоего, то триумфальное шествие последнего прекратилось бы.
составь список.
Это был аккуратнейший человек.
– Бери лист бумаги, – начинал он, – и запиши все, что может понадобиться. Потом просмотри – и зачеркни все, без чего можно обойтись. Вообрази себя в кровати: что на тебе надето? Хорошо, запиши (и прибавь перемену). Ты встаешь. Что тыделаешьпрежде всего? Моешься? Чем ты моешься? Мылом? Записывай: мыло. Продолжай, пока не покончишь с умываньем. Потом – одежда. Начинай с ног, что у тебя на ногах? Сапоги, ботинки, носки; записывай. Продолжай, пока не дойдешь до головы. Что еще нужно, кроме одежды? Немножко коньяку – записывай. Запиши все, тогда ничего не забудешь.
– Бери лист бумаги, – начинал он, – и запиши все, что может понадобиться. Потом просмотри – и зачеркни все, без чего можно обойтись. Вообрази себя в кровати: что на тебе надето? Хорошо, запиши (и прибавь перемену). Ты встаешь. Что тыделаешьпрежде всего? Моешься? Чем ты моешься? Мылом? Записывай: мыло. Продолжай, пока не покончишь с умываньем. Потом – одежда. Начинай с ног, что у тебя на ногах? Сапоги, ботинки, носки; записывай. Продолжай, пока не дойдешь до головы. Что еще нужно, кроме одежды? Немножко коньяку – записывай. Запиши все, тогда ничего не забудешь.
Такому плану дядя Поджер всегда следовал сам. Составив список, он тщательно просматривал его, чтобы убедиться, не забыто ли что, а затем просматривал вторично – и вычеркивал все, без чего можно обойтись. А затем терял список.
и не будь наше произношение так деспотически своеобразно, нет сомнения, что английский язык стал бы всемирным в течение нескольких лет. Все иностранцы признают его самым легким для теоретического изучения.
Может быть, и есть лучший мир, в котором велосипедные седла делаются из радуги и облаков, но в нашем мире гораздо проще приучить себя ко всему твердому и жесткому, чем ожидать прекрасного.
Редактор предложил намылить отроку шею, а заодно и голову. Я думал, что женщина бросится на него, но она удержалась,
Так в нашем мире всегда страдаютдобрыеи хорошие.
Что случилось? – спрашиваю.
– Я осел! – говорит, а сам заливается. Тут я почувствовал к нему уважение и поинтересовался, каким образом он пришел к этому открытию.

On the bookshelvesAll

Анастасия

Классика

Юлия Манкова

ХудЛит

Вадим Зубов

Художественное

Anatoly Laskin

Джером Клапка Дж.

Related booksAll

Related booksAll

Джером Клапка Джером

Трое за границей

Джером Клапка Джером

Первая книжка праздных мыслей праздного человека

Джером Клапка Джером

Третья книжка праздных мыслей праздного человека

Джером Клапка Джером

Вторая книжка праздных мыслей праздного человека

Джером Клапка Джером

Наброски синим, зеленым и серым (пер. Любовь Мурахина-Аксенова)

Джером Клапка Джером

Трое на велосипедах

Джером Клапка Джером

Как мы писали роман

On the bookshelvesAll

Классика

ХудЛит

Художественное

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)