Измена, Бернхард Шлинк
Read

Измена

Семь историй о любви… Шлинк исследует разные лики любви: от любви-привычки до любви, открывающей новые, неведомые горизонты.

Что такое любовь? Почему люди так жаждут любви и почему бегут от нее?

Почему не берегут свою любовь, пока не оказывается слишком поздно?

Семь печальных и лирических историй Шлинка — семь возможных ответов на этот вопрос.
more
Impression
Add to shelf
Already read
34 printed pages

Related booksAll

Измена, Бернхард Шлинк
Измена
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

💤Borrrriiinnng!

как и все остальные истории из книги "Чужой мужчина". скучно. Про мужские загоны

b7244037935
b7244037935shared an impression3 months ago
💤Borrrriiinnng!

Мне не понравилось

zorkina63147
zorkina63147shared an impression3 months ago
💤Borrrriiinnng!

Аннотация совсем не к этой книге

Karina Saakyan
Karina Saakyan shared an impression4 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Valerian Zhekalov
Valerian Zhekalovshared an impressionlast year

Ожидал большего...

QuotesAll

Но ведь нужны не только большие светила, но и маленькие светильники, чтобы в мире было светло и тепло.
Ярость моя была нехорошей. Хорошая ярость нацелена против других. Ей нужна ясность, а не та неразбериха, которую мы натворили. В неразберихе ярость нацеливается не только на других, перепадает и тебе самому. Я страдал от собственной ярости.
– Она улыбнулась, устало и печально, будто уже знала дальнейший ход разговора и то, что ему суждено кончиться ничем.
Их питало любопытство к чужому, к тому, что у другого было, а у тебя нет, или наоборот, поэтому другой становился интересен, даже не приложив к этому особенных усилий.
Мне вспомнились давние и мучительные размолвки с женой. Мы ругались до изнеможения, но изнеможение не умиротворяло нас, а только давало передышку, чтобы ссора могла возобновиться с прежней силой.

Related booksAll

Женщина на лестнице, Бернхард Шлинк
Бернхард Шлинк
Женщина на лестнице
Чтец, Бернхард Шлинк
Бернхард Шлинк
Чтец
Анри Труайя
Руки
Анри Труайя
Руки
Мы здесь эмигранты, Мануэла Гретковская
Мануэла Гретковская
Мы здесь эмигранты
Генрих Бёлль
Поч­то­вая от­крытка
Генрих Бёлль
Почтовая открытка
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)