Улисс из Багдада, Эрик-Эмманюэль Шмитт
Read

Улисс из Багдада

«Меня зовут Саад Саад, что означает по-арабски — Надежда Надежда, а по-английски — Грустный Грустный» — так начинается «Улисс из Багдада» — роман Э.Э. Шмитта, одного из крупнейших представителей современной французской прозы. Герой романа, юноша по имени Саад Саад, хочет покинуть Багдад, город, где под бомбежками погибли его родные и невеста, и добраться до Европы, что для него означает свободу и будущее. Но как пересечь границы, если у тебя в кармане нет ни динара?! Как уцелеть при кораблекрушении, ускользнуть от наркоторговцев, устоять против завораживающего пения сирен, сбежать от циклопа-тюремщика, освободиться от колдовских чар сицилийской Калипсо. Так, постепенно, шаг за шагом разворачивается жестокая, трагичная и в то же время забавная одиссея беженца, одного из тех сотен тысяч, что были вынуждены покинуть родные места.
Э.-Э. Шмитт — блистательный рассказчик — заставляет читателя завороженно следить за изгибами сюжета, напоминающего то странствия гомеровского героя, то сказки «Тысячи и одной ночи».
more
Impression
Add to shelf
Already read
209 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Fatima Baste
Fatima Basteshared an impression4 months ago
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Впечатления неоднозначные. С одной стороны, я ее дочитала до конца - значит, было интересно. С другой стороны, был момент, когда читать ее больше не хотелось. Написано тоже странно - где-то мудро, где-то красиво, где-то какая-то странная проповедь/пропаганда. В целом помогает как-то если не по-новому, то глубже понять проблему нелегальных мигрантов из Африки и Ближнего Востока, проблему европоцентризма. Но ясности не добавляет, потому что идея книги достаточно очевидна, но я пока не могу с ней согласиться и ее принять.

Mary TheFirst
Mary TheFirstshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths

Natalia Kikilo
Natalia Kikiloshared an impressionlast year
👍

Неплохо написано

QuotesAll

Меня зовут Саад Саад, что означает по-арабски — Надежда Надежда, а по-английски — Грустный Грустный, от недели к неделе, иногда от одного часа к другому, даже за вспышку секунды моя суть перетекает из арабской в английскую, и от того, кем я себя ощущаю — оптимистом или изгоем, я становлюсь Саадом-Надеждой или Саадом Грустным.
Если детство обставляет свой мир абсолютными божествами, то отрочество свергает их и ненавидит.
Проблема людей в том, что они умеют договариваться только тогда, когда объединяются против других. Их сплачивает враг. Если судить по внешним признакам, можно подумать, что членов одной группы сплачивают между собой общий язык, общая культура, история, ценности. На самом деле ни одна позитивная связь не бывает достаточно крепкой, чтобы сплотить людей. Для того чтобы их сблизить, нужен общий враг.
Чужеродно лишь то, что несвойственно человеку.
Человек может звучать по-разному в зависимости от того, какому из своих голосов он отдает предпочтение.
дожидался, пока отец созреет для разъяснений: с ним любая беседа шла поворотами и зигзагами, и надо было уметь смаковать саспенс.
— Неслучайно один из первых парламентов в истории человечества возник в Исландии, возле Северного полюса, в каменистой пустыне, полной снега и льда: там не было пальм! Ты помнишь? Это было в девятом веке.
— Помню, как вчера, папа.
Хотя она ничего не говорила, она роскошно слушала.
Бездельник — это не про меня. Нахлебник — тоже. Жулик — еще меньше. Нет, я нелегал. Я не принадлежу ни к одной нации, ни к стране, откуда бежал, ни к стране, к которой стремлюсь принадлежать, еще меньше — к странам, которые я прошел. Я нелегал. Всего лишь нелегал. Всюду нежданный. Везде чужой.
— Я холоднее камня. Я ничего не чувствую, ни о чем не думаю, ничего не хочу.
— Сын, есть две категории эмигрантов: те, что везут слишком много багажа, и те, что едут налегке. К какому же классу принадлежишь ты?
— Мм…
— Те, что везут много багажа, думают, что, переместившись, они смогут наладить жизнь, на самом деле ничто никогда не налаживается. Почему? Потому что проблема в них самих! Они везут ее с собой, эту проблему, показывают ей мир, выгуливают ее, ничего не предпринимая, чтобы справиться. Эти эмигранты движутся, но не меняются. Таким бессмысленно уезжать далеко: с собой им не расстаться, и там, и
Если человек развил в себе ум и чувство юмора, то в некоторые глупости вписаться невозможно.
Мы прыснули, ибо при диктатуре люди часто хохочут, смех входит в аптечку первой помощи.
Меня зовут Саад Саад, что означает по-арабски — Надежда Надежда, а по-английски — Грустный Грустный, от недели к неделе, иногда от одного часа к другому, даже за вспышку секунды моя суть перетекает из арабской в английскую, и от того, кем я себя ощущаю — оптимистом или изгоем, я становлюсь Саадом-Надеждой или Саадом Грустным.
— Что, сын мой, подобно божественному Улиссу, дрожишь, встречая розовоперстую Эос?
Мы прыснули, ибо при диктатуре люди часто хохочут, смех входит в аптечку первой помощи.
В лотерее рождения мы вытаскиваем счастливый или несчастливый билет. Если очутился в Америке, Европе, Японии — живешь и кончено, ты родился раз и навсегда, и незачем начинать все по новой. А вот если ты явился на свет в Африке или на Ближнем Востоке…
Однако именно так и узнают кретина: он всегда в ладу с собой
ночь именуется «покровом темноты, укрывшим мирозданье», хлеб — «хрустящим союзом муки и воды», молоко — «медом жвачных животных», а коровья лепешка — «пирожным лугов».
эмбарго — лучший способ наказать и без того несчастный народ, оно усиливает тех, кто находится у власти
он любил парить на горних вершинах языка, где ночь именуется «покровом темноты, укрывшим мирозданье», хлеб — «хрустящим союзом муки и воды», молоко — «медом жвачных животных», а коровья лепешка — «пирожным лугов». Соответственно, отца своего он звал «создатель дней моих», свою супругу и нашу мать — «источником плодородия»,

Related booksAll

Два господина из Брюсселя, Эрик-Эмманюэль Шмитт
Эрик-Эмманюэль Шмитт
Два господина из Брюсселя
Мечтательница из Остенде, Эрик-Эмманюэль Шмитт
Эрик-Эмманюэль Шмитт
Мечтательница из Остенде
Эрик-Эммануэль Шмитт
Ма­лые су­пру­же­ские зло­де­я­ния
Эрик-Эммануэль Шмитт
Малые супружеские злодеяния
Одетта. Восемь историй о любви, Эрик-Эмманюэль Шмитт
Эрик-Эмманюэль Шмитт
Одетта. Восемь историй о любви
Евангелие от Пилата, Эрик-Эмманюэль Шмитт
Эрик-Эмманюэль Шмитт
Евангелие от Пилата
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)