Набег, Лев Толстой
ru
Free
Read

Набег

Граф Лев Николаевич Толстой — один из наиболее широко известных русских писателей и мыслителей. Участник обороны Севастополя. Просветитель, публицист, религиозный мыслитель, авторитетное мнение которого спровоцировало возникновение нового религиозно-нравственного течения — толстовства.
more
Impression
Add to shelf
Already read
33 printed pages
Бесплатно

Related booksAll

Набег, Лев Толстой
Набег
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Читая рассказ, становишься невидимым героем. Описание природы завораживает

"В основе рассказа – реальное событие, набег на аул горцев, участником которого летом 1851 года стал Л. Н. Толстой. Многие из персонажей «Набега» имеют реальных прототипов. "

Владимир
Владимирshared an impression13 hours ago
👍
💡Learnt A Lot

Хороший рассказ.Мораль заключается в том, что героизм и храбрость идущие не от сердца оказывается зачастую превращаются в безрассудные поступки преследуемые лишь целью окрасить себя славой или выставить себя перед другими этаким бесстрашным героем а на деле получается лишь "дырочка в целом теле" .

alisayagudina
alisayagudinashared an impression16 days ago
🚀Unputdownable

b0712595953
b0712595953shared an impression3 months ago
🔮Hidden Depths

Цитата

ptashka84
ptashka84shared an impression4 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🐼Fluffy

👍

Емко и живописно. Легкий слог, читать приятно. Словно смотришь на картину с видами горских сакль на склонах Кавказа.

Liubov Malygina
Liubov Malyginashared an impression6 months ago
👍

Marat
Maratshared an impression9 months ago
👍
🎯Worthwhile
💧Soppy

В этом коротком рассказе пронзительной нотой звучит голос мира, голос человека отчаянно понимающего и бессмысленность войны и её неизбежность. И храбрый капитан, видящий во всём волю Божью и прекрасная природа, молчаливо взывающая к людям, жаждут мира и гармонии. Но люди, ослеплённые жаждой славы или жаждой приключений не слышат этот безмолвный призыв, и только смерть некоторым даёт верное понимание...

yakovkurshuk
yakovkurshukshared an impressionlast year

Интересно

QuotesAll

Все недоброе в сердце человека должно бы, кажется, исчезнуть в прикосновении с природой – этим непосредственнейшим выражением красоты и добра.
Что же вы называете храбрым?
– Храбрый? храбрый? – повторил капитан с видом человека, которому в первый раз представляется подобный вопрос. – Храбрый тот, который ведет себя как следует, – сказал он, подумав немного.
Я вспомнил, что Платон определяет храбрость знанием того, чего нужно и чего не нужно бояться, и, несмотря на общность и неясность выражения в определении капитана я подумал, что основная мысль обоих не так различна, как могло бы показаться, и что даже определение капитана вернее определения греческого философа, потому что, если бы он мог выражаться так же, как Платон, он, верно, сказал бы, что храбр тот, кто боится только того, чего следует бояться, а не того, чего не нужно бояться.
Верно, он в первый раз идет в дело? – сказал я. – То-то и радешенек! – отвечал капитан, глубокомысленно покачивая головой. – Молодость! – Да как же не радоваться? Я понимаю, что для молодого офицера это должно быть очень интересно. Капитан помолчал минуты две. – То-то я и говорю: молодость! – продолжал он басом. – Чему радоваться, ничего не видя! Вот как походишь часто, так не порадуешься. Нас вот, положим, теперь двадцать человек офицеров идет: кому-нибудь да убитым или раненым быть – уж это верно. Нынче мне, завтра ему, а послезавтра третьему: так чему же радоваться-то?
– Что, видно, и вам сделали дырочку на целом месте, – сказал он шутливо-небрежным тоном, – покажите-ка.
Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете, под этим неизмеримым звездным небом? Неужели может среди этой обаятельной природы удержаться в душе человека чувство злобы, мщения или страсти истребления себе подобных? Все недоброе в сердце человека должно бы, кажется, исчезнуть в прикосновении с природой – этим непосредственнейшим выражением красоты и добра
храбрость знанием того, чего нужно и чего не нужно бояться
Вот еще человек, – думал я, возвращаясь домой, – имеющий все, чего только добиваются русские люди: чин, богатство, знатность, – и этот человек перед боем, который бог один знает чем кончится, шутит с хорошенькой женщиной и обещает пить у нее чай на другой день, точно так же, как будто он встретился с нею на бале!
Природа дышала примирительной красотой и силой.
Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете, под этим неизмеримым звездным небом?
Природа дышала примирительной красотой и силой.
Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете, под этим неизмеримым звездным небом? Неужели может среди этой обаятельной природы удержаться в душе человека чувство злобы, мщения или страсти истребления себе подобных? Все недоброе в сердце человека должно бы, кажется, исчезнуть в прикосновении с природой – этим непосредственнейшим выражением красоты и добра.
Мне хотелось объяснить свою мысль капитану.
– Да, – сказал я, – мне кажется, что в каждой опасности есть выбор, и выбор, сделанный под влиянием, например, чувства долга, есть храбрость, а выбор, сделанный под влиянием низкого чувства, – трусость; поэтому человека, который из тщеславия, или из любопытства, или из алчности рискует жизнию, нельзя назвать храбрым, и, наоборот, человека, который под влиянием честного чувства семейной обязанности или просто убеждения откажется от опасности, нельзя назвать трусом.
Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете, под этим неизмеримым звездным небом? Неужели может среди этой обаятельной природы удержаться в душе человека чувство злобы, мщения или страсти истребления себе подобных? Все недоброе в сердце человека должно бы, кажется, исчезнуть в прикосновении с природой – этим непосредственнейшим выражением красоты и добра
Храбрый тот, который ведет себя как следует,
В фигуре капитана было очень мало воинственного; но зато в ней было столько истины и простоты, что она необыкновенно поразила меня. «Вот кто истинно храбр», – сказалось мне невольно.
Он был точно таким же, каким я всегда видал его: те же спокойные движения, тот же ровный голос, то же выражение бесхитростности на его некрасивом, но простом лице; только по более, чем обыкновенно, светлому взгляду можно было заметить в нем внимание человека, спокойно занятого своим делом. Легко сказать: таким же, как и всегда. Но сколько различных оттенков я замечал в других: один хочет казаться спокойнее, другой суровее, третий веселее, чем обыкновенно; по лицу же капитана заметно, что он и не понимает, зачем казаться.
Неужели может среди этой обаятельной природы удержаться в душе человека чувство злобы, мщения или страсти истребления себе подобных? Все недоброе в сердце человека должно бы, кажется, исчезнуть в прикосновении с природой – этим непосредственнейшим выражением красоты и добра.
Храбрый тот, который ведет себя как следует
В воздухе пахло водой, травой, туманом, – одним словом, пахло ранним прекрасным летним утром.
что храбр тот, кто боится только того, чего следует бояться, а не того, чего не нужно бояться
когда человек чувствует в себе силы сделать великое дело, какое бы то ни было слово не нужно. Это, по моему мнению, особенная и высокая черта русской храбрости;
если бы великое слово, в каком бы то ни было случае, даже шевелилось в душе моего героя, я уверен, он не сказал бы его: во-первых, потому, что, сказав великое слово, он боялся бы этим самым испортить великое дело, а во-вторых, потому, что, когда человек чувствует в себе силы сделать великое дело, какое бы то ни было слово не нужно
– Нет, это не значит храбрый, что суется туда, где его не спрашивают…
– Что же вы называете храбрым?
– Храбрый? храбрый? – повторил капитан с видом человека, которому в первый раз представляется подобный вопрос. – Храбрый тот, который ведет себя как следует, – сказал он, подумав немного.

Related booksAll

Велга, Иван Бунин
Иван Бунин
Велга
Последний дебют, Александр Куприн
Александр Куприн
Последний дебют
Лев Толстой
Из кав­каз­ских вос­по­ми­на­ний. Раз­жа­ло­ван­ный
Танька, Иван Бунин
Иван Бунин
Танька
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)