Read

Ветка сакуры

Всеволод Владимирович Овчинников – журналист-международник, писатель, много лет проработавший в Китае, Японии, Англии. С его именем связано новое направление в отечественной журналистике – создание психологического портрета зарубежного общества.
Творческое кредо автора: «убедить читателя, что нельзя мерить чужую жизнь на свой аршин, нельзя опираться на привычную систему ценностей и критериев, ибо они отнюдь не универсальны, как и грамматические нормы нашего родного языка».
«Ветка сакуры» и «Корни дуба» – были и остаются поистине шедевром отечественной публицистики. Поражающая яркость и образность языка, удивительная глубина проникновения в самобытный мир английской и японской национальной культуры увлекают читателя и служат ключом к пониманию зарубежной действительности. В 1985 году за эти произведения автор был удостоен Государственной премии СССР.
more
Impression
Add to shelf
Already read
277 printed pages
Общество и политика

ImpressionsAll

Alex Bogatikov
Alex Bogatikovshared an impressionlast year
👍

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

Denis An
Denis Anshared an impression3 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Просто шикарная книга! Больше нечего сказать. Высокий уровень автора и стиль изложения, со ссылками на источники, поражает.

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

🚀Unputdownable

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
💞Loved Up
🚀Unputdownable

QuotesAll

Ничто так не гипнотизирует в этой стране на первых порах, как экзотическая учтивость.
Предварительно нам объяснили, что разговоры во время церемонии не приняты и что только после последнего глотка можно и даже поощряется спросить, откуда посуда, как давно ее делали, кто мастер, и отозваться хорошо о чашках, о кисточке, о качестве чая
В Японии не так уж часто бывает снег. Но когда он идет, в домах нестерпимо холодно, потому что это не дома, а беседки. И все же первый снег для японца – это праздник. Мы раскрываем створки бумажных окон и, сидя у маленьких жаровен с углем, попиваем саке, любуемся снежными хлопьями, которые ложатся на кусты в саду, на ветви бамбука и сосен.
Народ этот почитал Идзанаги и Идзанами не только за сотворение Японии, но и за то, что они произвели на свет дочь Аматэрасу – лучезарную богиню солнца, культ которой составляет основу обожествления природы.
Путь гор» – таково одно из толкований древнего имени этой страны: Ямато.
Красота и естественность для японцев – тождественны. Все, что неестественно, не может быть красивым.
Понятия «ваби», «саби» или «сибуй» коренятся в умении смотреть на вещи как на существа одушевленные
Статистика отметило рост потребления мяса в стране: не так давно оно составляло два килограмма на душу населения в год. Нынче японец съедает за год семь килограммов, то есть столько же, сколько англичанин или француз за месяц
Несмотря на обилие храмов, все обиходные молитвы сводятся к трем фразам:
– Да минуют болезни. Да сохранится покой в семье. Да будет удача в делах.
Несмотря на обилие храмов, все обиходные молитвы сводятся к трем фразам:
– Да минуют болезни. Да сохранится покой в семье. Да будет удача в делах.
С тех пор как Япония открыла свои двери перед внешним миром, вряд ли был еще какой-нибудь народ, при описании характера которого столько раз повторялись бы слова: «Но также…»
Синто оставил за собой все радостные события в человеческой жизни, уступив буддизму события печальные. Если рождение ребенка или свадьба отмечаются синтоистскими церемониями, то похороны и поминания предков проводятся по буддийским обрядам.
Никто в моем присутствии не стал бы говорить о жизни с такой откровенностью, как эти женщины с промысла, собравшиеся отметить день получки.
повара, гласит пословица, годится все, кроме луны и ее отражения в воде.
Нередко первые впечатления о Японии бывают омрачены чувством досады. Приезжему кажется, что он опоздал, упустил время, когда еще можно было увидеть подлинное лицо этой страны. Даже сознавая, что он едет в одну из ведущих индустриальных держав, турист рассчитывает, что ее новые черты окажутся лишь парадоксальными добавлениями к чертам традиционным, что самые крупные в мире танкеры, и самые умные компьютеры, и самые быстрые поезда будут лишь контрастной ретушью на портрете экзотически живописной страны с ее женщинами в кимоно и древними храмами среди прихотливо изогнутых сосен. Вместо этого приезжий видит прежде всего самую неприглядную сторону современной цивилизации. Кажется, что хаос заводских труб, прокопченных стен и железнодорожных путей похоронил под собою подлинную, традиционную Японию. Убедившись, что образ, сложившийся по открыткам и рекламным календарям, довольно далек от реальности, иностранец вслед за этим задается вопросом: насколько же в самом деле осовременилась Япония и насколько живуче ее прошлое? То есть в какой именно пропорции сочетается в облике страны сегодняшний день со вчерашним?
Итак, конкуренция. Вот, казалось бы, универсальный ключ к разгадке необъяснимых явлений японской буржуазной прессы. Но так ли это? Достаточно лишь несколько раз побывать в Токио на пресс-конференциях для японских журналистов, чтобы столкнуться с еще одним парадоксом.
Хотя в зале видишь представителей самых различных органов печати, радио, телевидения, вопросы всегда задает кто-то один. Остальные лишь слушают и записывают. Там, где, казалось бы, самое время состязаться, многоликая пресса неожиданно отказывается от конкуренции и предпочитает вести диалог как бы от имени одного лица.
Вопросы согласовываются заранее и сообща принимается решение, кто будет задавать их от имени всех.
Мерилами красоты у японцев служат четыре понятия, три из которых (саби, ваби, сибуй) уходят корнями в древнюю религию синто, а четвертое (югэн) навеяно буддийской философией. Попробуем же разобраться в содержании каждого из этих терминов.
Слово первое — «саби».
Ничто так не гипнотизирует в этой стране на первых порах, как экзотическая учтивость.
S
Shas quotedlast year
Моральные устои, пусть даже лежащие где-то глубоко от поверхности, – это алгебра человеческих взаимоотношений. Зная ее формулы, легче решать задачи, которые ставит современная жизнь.
vemmes
vemmeshas quotedlast year
наиболее широко известное иностранцам слово «аригато», которое мы привыкли переводить как «спасибо», буквально значит «вы ставите меня в трудное положение». Другой близкий ему оборот «сумимасен» означает: «ах, это никогда не кончится» или «ах, мне теперь вовек с вами не рассчитаться».

On the bookshelvesAll

Вадим Зубов

Страны и люди

Тя-но-Ю

Что читают поклонники восточной культуры

Дмитрий Соколов-Митрич

Перечитанному верить

Надежда В.

На русском языке

Related booksAll

Related booksAll

Всеволод Овчинников

Корни дуба. Впечатления и размышления об Англии и англичанах

Всеволод Овчинников
Ветка са­куры. Книга 2. Трид­цать лет спу­стя

Всеволод Овчинников

Ветка сакуры. Книга 2. Тридцать лет спустя

Всеволод Овчинников

Два лица Востока. Впечатления и размышления от одиннадцати лет работы в Китае и семи лет в Японии

Всеволод Овчинников

Калейдоскоп жизни: экзотические, драматические и комические эпизоды личной судьбы ветерана журналистики

Всеволод Овчинников
Вос­хож­де­ние на Фудзи (Ре­пор­тажи из Япо­нии)

Всеволод Овчинников

Восхождение на Фудзи (Репортажи из Японии)

Всеволод Овчинников

Горячий пепел

Всеволод Овчинников
Го­род у мо­ста (Ре­пор­тажи из Ан­глии)

Всеволод Овчинников

Город у моста (Репортажи из Англии)

On the bookshelvesAll

Страны и люди

Что читают поклонники восточной культуры

Перечитанному верить

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)