Коновалов, Максим Горький
ru
Free
Read

Коновалов

«…Мне было восемнадцать лет, когда я встретил Коновалова. В то время я работал в хлебопекарне как «подручный» пекаря. Пекарь был солдат из «музыкальной команды», он страшно пил водку, часто портил тесто и, пьяный, любил наигрывать на губах и выбивать пальцами на чем попало различные пьесы. Когда хозяин пекарни делал ему внушения за испорченный или опоздавший к утру товар, он бесился, ругал хозяина беспощадно и при этом всегда указывал ему на свой музыкальный талант…»
more
Impression
Add to shelf
Already read
59 printed pages
Бесплатно

Related booksAll

Коновалов, Максим Горький
Коновалов
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

b4876476362
b4876476362shared an impression8 days ago
👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Понравилось очень! Когда Душа горит найти себе мир тяжело!

👍
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Из любимых. И до слез...

Alexandra Yandovka
Alexandra Yandovkashared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths

👎

QuotesAll

Я ее очень нежил: возьму, бывало, на руки и качаю. Она спит, а я сижу и смотрю на нее. Во сне человек очень хорош бывает, такой простой; дышит да улыбается, и больше ничего. А то – на даче когда жили, – бывало, поедем с ней кататься – во весь дух она любила. Приедем, куда ни то в уголок в лесу лошадь привяжем, а сами в холодок на траву. Она велит мне лечь, положит мою голову себе на колени и читает мне какую-нибудь книжку
Он – печальная жертва условий, существо, по природе своей, со всеми равноправное и длинным рядом исторических несправедливостей сведенное на степень социального нуля.
Женщина живет, и ей скучно. Положим, я кучер, но женщине это всё равно, потому что и кучер, и барин, и офицер – все мужчины… И все перед ней свиньи, все одного и того же ищут, и каждый норовит, чтобы побольше взять, да поменьше заплатить. Простой-то человек совестливее. А я очень простой… Женщины это хорошо во мне понимают – видят, что не обижу, не насмеюсь над ней. Женщина – она согрешит и ничего так не боится, как смеха, издевки над ней. Они стыдливее против нас. Мы свое возьмем и хоть на базар пойдем рассказывать, хвастаться станем – вот, мол, как мы одну дуру провели!.. А женщине некуда идти, ей греха в удаль никто не ставит. Они, брат, даже самые потерянные, и те стыда больше нас имеют.
Как будто я один человек на всем свете и, кроме меня, нигде ничего живого нет. И всё мне в ту пору противеет – и сам я себе становлюсь в тягость, и все люди; хоть помирай они – не охну!
живого человека единственную в свете радость его убивают! Какие это порядки?
Бывают такие люди, что для них весь свет в одном в чем-нибудь – в собаке, к примеру. А почему в собаке? Потому больше никого нет, кто бы любил такого человека, а собака его любит. Без любви какой-нибудь – жить человеку невозможно: затем ему и душа дана, чтобы он мог любить… Много она мне разных историй читала.
Во сне человек очень хорош бывает, такой простой; дышит да улыбается, и больше ничего.
высокий плечистый мужчина лет тридцати
«Вчера ночью, в 3-й камере местного тюремного замка, повесился на отдушине печи мещанин города Мурома Александр Иванович Коновалов, 40 лет. Самоубийца был арестован в Пскове за бродяжничество и пересылался этапным порядком на родину
высокий плечистый мужчина лет тридцати.
Кто перед нами виноват? Сами мы пред
Все люди друг друга винят в своих незадачах, а ты - всю жизнь, все порядки. Выходит, по-твоему, что человек-то сам по себе не виноват ни в чем, а написано ему на роду быть босяком - потому он и босяк.
Таких "задумавшихся" людей много в русской жизни, и все они более несчастны, чем кто-либо, потому что тяжесть их дум увеличена слепотой их ума.

Related booksAll

Супруги Орловы, Максим Горький
Максим Горький
Супруги Орловы
Мальва, Максим Горький
Максим Горький
Мальва
Бывшие люди, Максим Горький
Максим Горький
Бывшие люди
Максим Горький
Дед Ар­хип и Лёнька
Максим Горький
Дед Архип и Лёнька
Максим Горький
Еме­льян Пи­ляй
Максим Горький
Емельян Пиляй
Максим Горький
Два­дцать шесть и одна
Максим Горький
Двадцать шесть и одна
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)