Read

Стихотворения

Родилась в Москве 4 мая 1963 года. Окончила музыкальный колледж им. Шнитке и Академию музыки им. Гнесиных по специальности «История музыки» (дипломная работа «Поздние вокальные циклы Шостаковича: к проблеме взаимоотношения поэзии и музыки»).

С восьми до восемнадцати лет сочиняла музыку и хотела стать композитором. Работала экскурсоводом в доме-музее Шаляпина, печатала музыковедческие эссе, около десяти лет пела в церковном хоре, двенадцать лет руководила детской литературной студией «Звёзды Зодиака».

Стихи начала писать в возрасте двадцати лет, в роддоме, после рождения первой дочери, Натальи, печататься — после рождения второй, Елизаветы. Первая подборка была опубликована в журнале «Юность», известность пришла с появлением в газете «Сегодня» разворота из семидесяти двух стихотворений, породившего миф, что Вера Павлова — литературная мистификация. Печаталась в литературных журналах в России, Европе и Америке.

В России выпустила пятнадцать книг. Лауреат премий имени Аполлона Григорьева, «Антология» и специальной премии «Московский счёт».

Переведена на двадцать иностранных языков. Участвовала в международных поэтических фестивалях в Англии, Германии, Италии, Франции, Бельгии, Украине, Айзербайджане, Узбекистане, Голландии, США, Греции, Швейцарии.

Автор либретто опер «Эйнштейн и Маргарита», «Планета Пи» (композитор Ираида Юсупова), «Дидона и Эней, пролог» (композитор Майкл Найман), «Рождественская опера» (композитор Антон Дегтяренко), «Последний музыкант» (композитор Ефрем Подгайц), кантат «Цепное дыхание» (композитор Пётр Аполлонов), «Пастухи и ангелы» и «Цветенье ив» (композитор Ираида Юсупова), «Три спаса» (композитор Владимир Генин).

Записала как чтец семь дисков со стихами поэтов Серебряного Века. Спектакли по стихам Павловой поставлены в Скопине, Перми, Москве. Фильмы о ней и с её участием сняты в России, Франции, Германии, США.

Живёт в Москве и в Нью Йорке. Замужем за Стивеном Сеймуром, в прошлом — дипломатическим, а ныне — литературным переводчиком.
more
Impression
Add to shelf
Already read
168 printed pages

ImpressionsAll

👎

QuotesAll

* * *
Так не хотелось уезжать,
что все часы остановились,
так захотелось удержать
покоя солнечную милость,
что объявили забасто
диспетчеры авиалиний…
Остаться, стать ещё раз в сто
Нарисуй меня в латах
на голое тело,
будто вместо халата
я латы надела,
я накинула латы,
как халат, после душа.
А они маловаты.
А они меня душат.
* * *
Из кожи лезу, чтоб твоей коснуться кожи.
Не схожи рожами, мы кожами похожи —
мы кожей чуем приближенье невозможного:
мороз по коже и жара, жара подкожная…
Они влюблены и счастливы.
Он:
— Когда тебя нет,
мне кажется —
ты просто вышла
в соседнюю комнату.
Она:
— Когда ты выходишь
в соседнюю комнату,
мне кажется —
тебя больше нет.
Чем ближе мы подходим к тайне,
тем легче мы проходим мимо.
Увидеть тебя и видеть, и видеть тебя, и видеть, и видеть, и вдруг решиться поднять на тебя глаза…
Дневник, в котором слово Ты
встречается едва ли не чаще,
чем Я, в котором настоящее
время — так, для красоты,
в котором не слова — кристаллы,
как соль на нитке (опыт, пять
по физике) — все солью стало,
что было сердцем, переворачивавшимся
в груди, как плод на восьмом месяце,
от внезапного: ты где-то здесь…
Соблюдайте мою тишину.
За пианино, к целому свету спиной.
За пианино, как за высокой стеной.
За пианино, в него уходя, как в забой,
как в запой. Никого не беря с собой.

* * *
на руках
за ручку
за руку
под руку
рука об руку
на руках
из-под руки
из рук в руки
по рукам
из рук вон
на руках
в руце

* * *
Глядеть вовнутрь, видеть все внутри —
и вывернуться, чтобы всем нутром
увидеть все вовне, всего себя
внутри, в утробе жизни разглядеть.

* * *
Как мало мне дано для сочлененья
с тобою впадин, выступов, пазов.
Как мало — только локти и колени —
дано креплений. Ненасытен зов
вдавиться в поры кожи, в кровоток
твой устремиться водопадом горным,
извилинами мозга и кишок
совпасть, и позвоночники, как корни,
переплести, чтоб на двоих — топор…
Как мало мне дано природой-дурой:
пристраивать в единственный зазор
несложную мужскую арматуру.
Я —
та,
которая
просыпается
слева
от
тебя.
Поверхность мысли — слово.
Я любила многих и научилась любить одного.
Чем ближе мы подходим к тайне,
тем легче мы проходим мимо.
И я принимаю судьбу и в рифму слагаю гимны ей, когда ты мне пишешь на лбу каленым железом: любимая.
Как Мириам, как Жанна,
Сегодня я опять ничего не поняла.
Отпускаю себе грехи, словно волосы, кои долги и распущены. Тот, кто долги отпускает, любит стихи и женщин с длинными волосами. * * *

On the bookshelvesAll

Cosmopolitan

Любимые книги Cosmo

Вячеслав Суриков

Книги, написанные на языке любви

Olga Zotova

Художественное чтиво

Анна Анисимова

Стихи

Related booksAll

Related booksAll

Вера Павлова
Ин­тер­вью

Вера Павлова

Интервью

Аля Кудряшева

Открыто: Стихотворения

Вера Полозкова

Осточерчение

Павел Фокин

Есенин глазами женщин

Вячеслав Недошивин

Адреса любви: Москва, Петербург, Париж. Дома и домочадцы русской литературы

Анна Достоевская

Дневник

Сергей Гандлевский

Стихотворения

On the bookshelvesAll

Любимые книги Cosmo

Книги, написанные на языке любви

Художественное чтиво

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)