ru
free
Read

Отцы и дети

Серия «День до экзамена: Классика в пересказе» предназначена для всех, кому необходимо в максимально сжатые сроки вспомнить, чему их учили в школе на уроках литературы. Первая часть данного пособия включает в себя подробный пересказ романа И.С. Тургенева «Отцы и дети», входящего в программы по литературе для поступающих в высшие и средние специальные учебные заведения. Вторая часть посвящена написанию изложения. Как известно, систематическое обучение пересказу и изложению для многих заканчивается в средних классах — вот почему так важно уделить внимание этому элементу подготовки. В тексте даны образцы трех видов изложения: сжатое; подробное; с элементами сочинения. В третьем разделе предложен вариант задания по рассмотренному в пособии роману, составленный по образцу ЕГЭ по литературе. Наконец, приведены цитаты из романа «Отцы и дети», которые пригодятся для написания сочинения. Данное пособие станет необходимым подспорьем в подготовке к экзамену по литературе и поможет учащимся успешно сдать любой экзамен и поступить в выбранное учебное заведение. Книга адресована учащимся старших классов, абитуриентам, слушателям подготовительных отделений и курсов.
more
Impression
Add to shelf
Already read
224 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

Класс! Жизнь - это один миг. И не зря прошел свой путь тогда, когда встретил любовь. Без нее нет смысла.... , нет смысла быть деловым, важным, самым умным, всё равно, в последний свой день ты думаешь о своей половинке. Любите, любите друг друга!

Vika  Eltsova
Vika Eltsovashared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Я даже всплакнула в конце.

Sasha Andreeva
Sasha Andreevashared an impression11 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Невероятная книга! Как жаль, что я пришла к ней так поздно. Спасибо за удобный интерфейс! Теперь эта книга у меня из разряда "любимых"! ☀️

Очень интересная книга, очень многому можно научиться прочитав ее!

b4424268355
b4424268355shared an impression9 months ago
👍

Debi Samira
Debi Samirashared an impression9 months ago
👍

💡Learnt A Lot

Max Plotnikov
Max Plotnikovshared an impressionlast year
👍

Превосходное произведение!

Анастасия.
Анастасия.shared an impressionlast year
🎯Worthwhile
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Великолепная книга о любви и отношениях! Чудесно, когда мужчина не может противостоять своей влюбленности.

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
💧Soppy

Точно стоит читать. Как и большинство нашей литературы, цепляет где-то глубоко в нутри, но не сразу, а странички с тридцатой, но там уже становится нужным дочитать книгу.

👍

👍
💞Loved Up
🚀Unputdownable
💧Soppy

Вечная классика

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
💧Soppy

💙

BΛURKHSΝV
BΛURKHSΝVshared an impression19 days ago
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy

kstolbova72
kstolbova72shared an impression21 days ago
👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

👍
💡Learnt A Lot
💞Loved Up

💤Borrrriiinnng!

Dmitriy Pisarskiy
Dmitriy Pisarskiyshared an impressionlast month
👍

🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Очень!

QuotesAll

Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.
– Всякий человек сам себя воспитать должен
Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество. Пойдем лучше смотреть жука
Подумайте, что может быть ужаснее, как любить и не быть любимым!
Воспоминаний много, а вспомнить нечего, и впереди передо мной – длинная, длинная дорога, а цели нет…
Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения. Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки.
По-моему, или все, или ничего. Жизнь за жизнь. Взял мою, отдай свою, и тогда уже без сожаления и без возврата. А то лучше и не надо.
Порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта, – перебил Базаров.
Время (дело известное) летит иногда птицей, иногда ползет червяком; но человеку бывает особенно хорошо тогда, когда он даже не замечает – скоро ли, тихо ли оно проходит.
Ну, что ж мне вам сказать… я любил вас! Это и прежде не имело никакого смысла, а теперь подавно.
Вам хочется полюбить, – перебил Базаров, – а полюбить вы не можете: вот в чем ваше несчастье.
Предчувствуя неизбежную разлуку, он хотел, по крайней мере, остаться ее другом, как будто дружба с такою женщиной была возможна…
Собственно, ей ничего не хотелось, хотя ей казалось, что ей хотелось всего.
Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной…
«Но, – думал он, – те сладостные, первые мгновенья, отчего бы не жить им вечною, неумирающею жизнью?»
Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдаленных уголков России. Как почти все наши кладбища, оно являет вид печальный: окружающие его канавы давно заросли серые деревянные кресты поникли и гниют под своими когда-то крашеными крышами каменные плиты все сдвинуты, словно кто их подталкивает снизу два-три ощипанных деревца едва дают скудную тень овцы безвозбранно бродят по могилам… Но между ними есть одна, до которой не касается человек, которую не топчет животное: одни птицы садятся на нее и поют на заре. Железная ограда ее окружает две молодые елки посажены по обоим ее концам: Евгений Базаров похоронен в этой могиле. К ней, из недалекой деревушки, часто приходят два уже дряхлые старичка - муж с женою. Поддерживая друг друга, идут они отяжелевшею походкой приблизятся к ограде, припадут и станут на колени, и долго и горько плачут, и долго и внимательно смотрят на немой камень, под которым лежит их сын поменяются коротким словом, пыль смахнут с камня да ветку елки поправят, и снова молятся, и не могут покинуть это место, откуда им как будто ближе до их сына, до воспоминаний о нем… Неужели их молитвы, их слезы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии “равнодушной” природы они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной…
проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество. Пойдем лучше смотреть жука.
Она была удивительно сложена; ее коса золотого цвета и тяжелая, как золото, падала ниже колен, но красавицей ее никто бы не назвал; во всем ее лице только и было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза — они были невелики и серы, — но взгляд их, быстрый и глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния, — загадочный взгляд.
Николай Петрович вскочил и устремил глаза вдоль дороги. Показался тарантас, запряженный тройкой ямских лошадей; в тарантасе мелькнул околыш студентской фуражки, знакомый очерк дорогого лица…
– Аркаша! Аркаша! – закричал Кирсанов, и побежал, и замахал руками… Несколько мгновений спустя его губы уже прильнули к безбородой, запыленной и загорелой щеке молодого кандидата.
Есть небольшое сельское кладбище в одном из отдаленных уголков России. Как почти все наши кладбища, оно являет вид печальный: окружающие его канавы давно заросли; серые деревянные кресты поникли и гниют под своими когда-то крашеными крышами; каменные плиты все сдвинуты, словно кто их подталкивает снизу; два-три ощипанных деревца едва дают скудную тень; овцы безвозбранно бродят по могилам… Но между ними есть одна, до которой не касается человек, которую не топчет животное: одни птицы садятся на нее и поют на заре. Железная ограда ее окружает; две молодые елки посажены по обоим ее концам: Евгений Базаров похоронен в этой могиле. К ней, из недалекой деревушки, часто приходят два уже дряхлые старичка – муж с женою. Поддерживая друг друга, идут они отяжелевшею походкой; приблизятся к ограде, припадут и станут на колени, и долго и горько плачут, и долго и внимательно смотрят на немой камень, под которым лежит их сын; поменяются коротким словом, пыль смахнут с камня да ветку елки поправят, и снова молятся, и не могут покинуть это место, откуда им как будто ближе до их сына, до воспоминаний о нем… Неужели их молитвы, их слезы бесплодны? Неужели любовь, святая, преданная любовь не всесильна? О нет! Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной…

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Иван

100 книг, которые нужно прочитать, чтобы понимать себя и других

Надя

Школа злословия

Anastasiya Nagurnova

Старая добрая классика

Related booksAll

Related booksAll

Иван Гончаров

Обломов

Федор Достоевский

Преступление и наказание

Антон Чехов

Вишневый сад

Михаил Лермонтов

Герой нашего времени

Александр Грибоедов

Горе от ума

Николай Гоголь

Мертвые души

Николай Некрасов

Кому на Руси жить хорошо

On the bookshelvesAll

Классика

100 книг, которые нужно прочитать, чтобы понимать себя и других

Школа злословия

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)